психология, психотерапия, психиатрия, педагогика московский психологический журнал
 
психология,  в началоВ начало
сайта
Главная страница сайта
Тематический каталог
Авторский каталог
Каталог публикаций "Московской Психотерапевтической Академии"
Каталог интернет - публикаций по психологии
Психологический словарь
Ссылки
Доска объявлений
К нашим читателям
Психологическая помощь
e-mail: office@mospsy.ru

психология, форумыПсихологические
форумы

Психологический форум Собчик Людмилы Николаевны
Форум по психолингвистике Белянина Валерия Павловича
Консультации профессора Белянина В.П.

статьи по психологииСодержание
номера 12
Обложка номера
Психиатрия и психоневрология
Принципы реабилитации пациентов с системными психоневрологическими расстройствами. Михаил Буянов.
Педагогическая, психологическая и семейная реабилитация детей и подростков с системными психоневрологическими нарушениями. Михаил Буянов.
Лечение системных психоневрологических нарушений речи. Михаил Буянов.
Лечение детей и подростков с болезнью Жиля де ля Туретта и тиками. Михаил Буянов.
Лечение недержания мочи и кала. Михаил Буянов.
Лечение детей и подростков с некоторыми другими системными психоневрологическими расстройствами (психогенная кривошея, писчий спазм, диссомнии, дисрексии, онихофагии, хейломании, трихофрении). Михаил Буянов.
Психотерапия
Основные подходы и методы психотерапии.
Детская и педагогическая психология
Психическое развитие ребенка третьего года жизни. Психологические занятия с дошкольниками "цветик-семицветик" Куражева Н.Ю., Вараева Н.В.
Понимание как дидактическая проблема. Евгений Коробов.
Психология здоровья
Психосоматика: определение понятия. Диагностика в психосоматике. И.Г. Малкина-Пых
Стратегии поведения при стрессе. И.Г. Малкина-Пых
Психотерапия онкологических заболеваний. И.Г. Малкина-Пых
Психология взаимоотношений полов
Кризисы брака. Секс в браке. Андрей Бабин.
Внешность и другие факторы, влияющие на любовные чувства. Евгений Пушкарев.
Общая психология
Я и НЕ Я. Сергей Ликанов.
Ритуалы перехода - трансперсональная обыденность. О.В.Краля, М.В.Лисняк.
Практика мотивации и управления персоналом
Основы технологии контекстного (скрытого ситуационного) управления. Владимир Рогатин.
Публицистика
Съезд истеричек. Михаил Буянов.
Ходоки и подстилки. Михаил Буянов.
Самодовольные дуры. Михаил Буянов.




Московский психологический журнал. №12
Кризисы брака. Секс в браке. Андрей Бабин.


Бабин Андрей Геннадьевич - врач-психотерапевт и врач-психиатр высшей квалификационной категории. Личный сайт - http://www.psy-analyst.ru


Кризисы брака и секс в браке.


Если такие проблемы есть — это серьезные проблемы. И я не думаю, что, прочитав этот или любой другой текст, вы получите сколько-нибудь исчерпывающие рекомендации к действию. Максимум, на что можно рассчитывать — человек посмотрит на себя со стороны и скажет: «Это я. У меня такие проблемы. Надо обратиться за помощью». Грубо говоря, рекомендации в журналах — это полный бред. Сколько мне известно, ни один живой человек не смог выполнить ни одной из таких рекомендаций. Это нереально. Нужен какой-то специалист, проводник, гуру, учитель, консультант — тот, кто обладает необходимыми знаниями и навыками и возьмет на себя ответственность.

Что мы будем говорить: «Надо взять себя в руки. Надо улыбнуться, надо проанализировать.» Если проблема уже овладела человеком, человек не может, прочитав журнал, овладеть проблемой. (Хотя, конечно, нет правил без исключений).

Цель популярных публикаций — не заочные рекомендации, а знание, поскольку в любом случае свет лучше тьмы; а что делать с этим знанием, человек решит сам. Эта статья, например, не нужна человеку, неспособному к рефлексии. Она не нужна паре, которая способна к любви и осознанию: они в контакте, они знают, что происходят с ними и в них самих, они это обсудят, поддержат друг друга, лягут рядом, обнимутся и все такое...

Итак, вы намерены читать дальше, зная, что не получите чудодейственных советов? Хорошо. Тогда приступим и сразу же обозначим тему: мы будем говорить о «нормальных» проблемах, которые возникают в браке. Есть сексуальные расстройства — о них отдельный разговор; есть расстройства личности — но мы будем говорить о структуре личности, не о расстройстве. И начнем с самого начала, с восхитительного состояния влюбленности, которое в норме предшествует браку.

Брак ведь страшная вещь! Вступить в брак можно в состоянии только тяжелого психического расстройства (обратимого, к счастью). Но другая сторона этой обратимости — волшебство пропадает, и дальше начинаются проблемы, в том числе и с сексом. Дело в том, что добрачные отношения в существенной степени бессознательны; это лучше всего описал Юнг (могу порекомендовать его классическую статью «Брак как психологическое отношение»). Смысл такой. В период влюбленности на партнера или партнершу взаимно проецируются некие содержания (архетипические, кстати говоря), которые часто имеют очень мало общего с тем, чем является объект.

Почему человек не видит реального партнера? Потому что в таком нарушенном, измененном состоянии, которым является влюбленность, работают разные архаические защиты, в частности, проективная идентификация, благодаря которой партнер ведет себя как мы хотим, чтобы он себя вел, и наоборот. Не говоря уже о примитивной проекции, когда мы видим то, что хотим видеть. Происходит как бы взаимная индукция и взаимное проецирование. Это — временное — состояние характеризуется вспышкой сексуального влечения. Никто же не говорит о проблемах в сексе, когда есть влюбленность. Это как бы дар — и одновременно ловушка — природы: сладкое состояние влюбленности как раз и нужно для того, чтобы рождались дети. Расплата за дар влюбленности есть ребенок. И брак, в каком-то смысле.

Итак, брак — это в большой степени следствие взаимной идеализации. Не всегда, конечно. Бывают браки по расчету или каким-то иным причинам, иногда очень хорошие. А бывают и плохие, если настоящей влюбленности (это когда в огонь и воду, горы свернуть, сколько угодно детей родить) нет, но нет и реального расчета. Многие вступают в брак незрелыми: недостаточно автономными и самостоятельными. Для них брак является попыткой убежать из семьи, рассчитаться с долгами, жить отдельно, эксплуатировать легальный секс и так далее.

Часто встречающийся вариант: «девочка» встречает «папу» (или «мальчик» — «маму»). Сексуальный прогноз нередко плохой, даже если начало было бурным. В данном случае это происходит в том числе и потому, что отношения имеют привкус инцеста. Что касается психологии, то «старший» партнер стремиться поглотить другого и — либо ему самому становится скучно, либо проклевывающаяся личность другого начинает сопротивляться.

Если же незрелый человек вступил в брак с таким же «инвалидом» (а часто бывает именно так), то кризис их отношений неизбежен, потому что под этим браком нет психологического фундамента. Два инвалида стоят на ногах не крепче, чем один: они неизбежно пытаются спихнуть ответственность друг на друга, и в результате отвечать некому. На этот счет у семейных психотерапевтов (например, Витакера) есть такая поговорка-рекомендация: «Не можешь быть один — не женись (не выходи замуж)».

Вернемся к «нормальному» браку, который начинается с реализации «ненормального» состояния влюбленности с последующим отрезвлением. В результате получаем первый кризис брака, связанный с узнаванием партнера и неспособностью установить сколько-нибудь продуктивные отношения с таким партнером. В период влюбленности человек «не видит» партнера, но если он не увидел много чего неприемлемого для себя — а оно обязательно вскроется в браке, то тяжелый кризис с возможным распадом брака в первый же год совместной жизни обеспечен. Или же брак становится номинальным — без секса и, главное, без любви. Потому что любовь предполагает знание объекта, интерес к объекту и желание бескорыстно делать для него все, что способствует его комфорту и росту (см., например, Фромма). Может ли возникнуть такое желание в атмосфере неприятия, страха и враждебности?

Тут время поговорить об инстинктах. Базовых инстинктов всего два: самосохранения и сексуальный. И основным, вопреки названию известного фильма, является инстинкт самосохранения, а не сексуальный. Это означает, что если у человека не удовлетворен инстинкт безопасности, когда есть угроза для жизни физической или психической (для личности), то сколько-нибудь удовлетворительного секса быть не может, потому что человек просто не тем озабочен. И если один из супругов несет для другого угрозу психического разрушения (травмирует, подавляет, поглощает, как часто бывает в браке) или даже физического разрушения (что для России особенно актуально), то секс может серьезно страдать или вообще отсутствовать. Потому что человек занят обороной, а секс предполагает некую близость, открытость, доверие, любовную направленность — хотя бы некую направленность. Но быть направленным на объект, если ты его боишься, можно только защитно. Или превентивные удары ему наносить. Это уже явно не тот секс, о пропаже которого стоит сожалеть. Он и пропадает — сначала становится реже, а потом и вовсе увядает.

Ну а что с сексуальным инстинктом? Поскольку это инстинкт, он всегда есть. Либо он активно выражен, либо он подавлен (и это источник всяких неприятностей, в частности, психосоматических заболеваний), либо конвертируется. Высшая форма такой конверсии — сублимация или трансформация либидинозной энергии в творчество (в широком смысле слова). Но если человек в браке занят только тем, что создает себе условия безопасного существования, то основная часть его сексуальной энергии конвертируется в агрессивную энергию, в энергию, которая направлена на защиту самого себя, а на секс и/или творчество не остается не только желания, но и просто силы. Замечу кстати, что даже в измененном состоянии влюбленности ненарушенный психически человек инстинктивно выбирает себе подходящего партнера, с которым он в дальнейшем может строить прочные и длительные отношения.

Предположим, что узнавание реальных партнеров произошло не так драматично, и первый кризис брака благополучно разрешен: супруги «увидели» друг друга, родился ребенок — биологический «заказ» как бы выполнен. Что дальше? Новые кризисы, потому что брак — это живой процесс, который развивается, имеет свои взлеты и падения. Все кризисы, разумеется, имеют свои причины, которые можно разбить на три основные группы: биологические, социальные (в том числе, экономические) и психологические.

Биологическая совместимость является непременным условием нормального брака. Необходимо понимать, что совершенно безнадежным является брак, в котором люди изначально физиологически и биологически не подходят друг к другу: это не поправляется. Необходима исходная биологическая привлекательность, которая проявляется как сексуальное влечение конкретно к этому партнеру, когда его хочется целовать, «есть», «пить», щипать, гладить... Удовлетворительный сексуальный контакт может развиться из уже позитивного, но из «минуса» — никогда, и непреодолимый кризис брачных отношений неизбежен.

Совсем другая ситуация возникает, когда партнеры изначально были привлекательны друг для друга, а потом сексуальное влечение почему-то снижается, хотя ничего вроде бы не произошло. И начинаются взаимные обвинения: «Ты меня не любишь!» — «Ах, это Я тебя не люблю?!». А причина очень простая, и тоже биологическая. Брак — это парное взаимодействие, в том числе и на гормональном уровне. Оказывается, с течением времени происходит десенсебилизация. То, что действовало возбуждающе: волосы, цвет, запах, вкус — теперь оставляет равнодушным. Тут задействована сложная эндокринная схема, конкретные механизмы окончательно неясны, но происходит примерно так.

Некий феномен (запах, цвет, вкус и так далее) инициирует определенную метаболическую реакцию, которая потом вызывает повышение уровня соответствующих гормонов так, что меняется уровень возбуждения — секс становится желанным и неизбежным. А по мере привыкания, когда эта эндокринная схема была задействована уже много раз (именно для этого мужчины и этой женщины) ее эффективность снижается: один организм становится менее «чувствительным» (де-сенсебилизация и означает не-чувствительность) к другому. Все регистрируют, что, за редким исключением, в течение первых 3-5 лет брака сексуальная привлекательность партнеров снижается, и соответственно снижается частота и интенсивность их сексуальной жизни. Не надо пугаться, что «бешеный поток страсти» иссяк — это нормально. Брак (и секс) продолжаются, просто на другом уровне. Кризис «биологического привыкания» вполне преодолим в условиях взаимной любви и поддержки.

О социальных причинах кризисов брака говорить много не будем — это отдельная тема. Ясно, что бедность, рождение ребенка с сильной патологией (особенно в условиях отсутствия поддержки извне со стороны родственников или государства) губительны для брака. Но, даже в случае финансового благополучия, в браке появляется не для всех приятный момент ответственности, как юридической, так и в форме разных обязательства перед другими людьми. Раньше секс был сладкий, потому что никто ни за что не отвечал. Раньше был авантюрный такой, свободный секс — а в браке он уходит: все становится традиционно, консервативно, заорганизованно немножко. Муж и жена становятся членами социума: вот я — муж такой-то, а это — жена такого-то. Кому-то нравится, кого-то напрягает, но последнее уже относится, скорее, к психологии.

Психологические причины кризисов брака разложим на две составляющие. Первая — это личностные особенности партнеров или одного из них. Мы договорились, что не будем говорить о личностных расстройствах, но есть определенные личностные структуры (а структура личности дается от рождения, как цвет глаз), которые позволяют сделать прогноз. Для таких структур, как истерическая или шизоидная, с сексом всегда проблема. А вот социопатическая, или садистически-организованная, или гипоманиакально-организованная личность почти всегда сексуально активна. Тревожно-избегающая личность, или обсессивная личность может иметь сексуальные проблемы (хотя обсессивная — в меньшей степени). А параноидная имеет их редко: люди такого типа хотя и обидчивы, но рано или поздно как-то компенсируются. Нарциссическая личность может иметь проблемы с сексом, но не всегда — это зависит от уровня ее организации.

Поэтому прежде чем задаваться вопросом «Что же с нами (со мной, с ней) случилось?» неплохо хотя бы в общих чертах представлять личностные особенности — свои и партнера. Это тот случай, когда без вторжения научной психологии в «простую» жизнь не обойтись, иначе будет что-то из серии «Наденьте кружевное белье, и все пройдет» или «Танцуйте при луне в пятницу».

Теперь вторая и основная психологическая составляющая, так называемые нормальные взаимодействия и соответствующие кризисы брака. О первом таком кризисе — узнавания — мы уже говорили. Второй наступает на 3-5 году брака; назовем его условно кризисом рутины. Что происходит? Крупный жизненный шаг сделан: найден партнер(ша), брак реализован. Узнавание в целом завершилось. Дальше люди либо делают некие шаги вперед и строят отношения — или не строят. Если по каким-то причинам (скажем, человек по природе консервативен) не строят, то наступает стагнация: люди как бы застывают на одном и том же уровне брака. Например, вышла замуж — и все. В народе говорят «расслабилась» (располнела и так далее). Такой кризис может быть, как ни странно, спровоцирован рождением ребенка: мама занимает инстинктивно очень привычную для женщины позицию матери — и все. Женщина уделяет внимание ребенку, мужу не уделяет. Влечение к сексу может падать: психоаналитики писали, что ребенок в некоторой степени замещает мужа. Архетип матери как бы поглощает женщину, неподконтрольно ей самой. Она и сама этого не хотела, а вот превратилась просто в клушу-наседку...

Как преодолевается кризис рутины? Если говорить в целом, крупными мазками, то существует некий архетип, в котором люди выступают. Так, женщина выступает сначала в качестве (роли) младенца-девочки, потом дочери своих родителей, сестры; потом любовницы, подруги, жены, матери; потом матери и жены одновременно; наконец, бабушки. Если женщина психологически гибкая, она постепенно открывает внутри себя все эти содержания и (что особенно важно!) может открыть соответствующие содержания у партнера — увидеть их и простимулировать. Тогда жизнь становится динамичной и интересной: партнеры видят не привычное тело, а некую внутреннюю сущность, потенциал, драйв. Поэтому пара может долго жить вместе. Уникальность разнополой пары заключается в том, что женщина может лучше, чем мужчина, увидеть в нем и актуализировать скрытое содержание, которое и для него самого, часто бывает незаметно, или которое он не смог бы сам актуализировать. Многие книги и фильмы о любви как раз об этом: «как он стал с ней таким». Хотя бывает и так: «как она с ним такой стала», поскольку процесс, конечно, парный (вспомните «Мою прекрасную леди»).

Вроде ясно, зачем преодоление рутины нужно нам, но если посмотреть более широко, следование нормальной динамике брака имеет биологическую подоплеку, поскольку потомство получает более сильную поддержку. Нормальная полная семья нужна не только как защита. Родители, живя вместе и развивая друг друга, дают ребенку все более сложные, все более совершенные образцы адаптации. Ребенок, наблюдая и проживая удачную модель брачной и семейной жизни, в дальнейшем имеет высокие шансы выбрать подходящего партнера и развить жизнеспособную семью. Выживает лучший: семья, род, вид.

Бывает, впрочем, что рутина не напрягает — если она устраивает обоих партнеров (например, если женщина с удовольствием занимается домом и детьми, а мужчина — наукой). Проблема возникает, когда у одного из партнеров любимая рутина кончается (например, дети «вылетают из гнезда» или муж выходит на пенсию). И если эта проблема не решается в рамках любви и понимания внутри самой пары, оказавшийся недостаточно гибкой для перехода на новый уровень брака, то это тема для психотерапевта: надо разбираться, что и с кем произошло и что и как с этим делать.

Еще один кризис, который может поразить лишь одного из партнеров — это известный кризис середины жизни (другие названия: кризис среднего возраста, кризис второй половины жизни). Обычная ситуация: муж старше жены, и в районе 40 лет переживает логоневроз — кризис смысла. Идет переоценка всего — тут не до секса. Уже выполнены все задачи первого этапа жизни: жена была (возможно и вторая, и третья), ребенок был (или трое). Мужчина уже разрешил основной психологический конфликт — Эдипов, решил вопросы рабочего статуса, он уже спал с женой, с любовницей, с проститутками... Влечение его существенно ниже. Ему уже трудно идеализировать кого-то бы ни было: он знает, что женщина — это не та, которая покрасилась у зеркала, у нее другая внутренняя сущность. Но она-то всего этого не знает! Она не понимает причин отчуждения, ей плохо, и в результате начинаются скандалы и конфликты.

Вообще говоря, конфликты и скандалы это — просьба о контакте, просьба о понимании, просьба о помощи, наконец, просьба о любви. В том числе и сексуальной. Например, если инициатор — женщина (а скандал обязательно кем-то инициирован, осознанно или бессознательно), то она как бы говорит: «Я страдаю, мне плохо: ты мужчина или кто? Ты любишь меня или нет? Хочешь меня или как?» Конечно, я не имею в виду скандал страшный, с поножовщиной — тут не до любви; или скандал очень долгий, изнурительный, в результате которого люди столь устают, так страшно напрягаются, что тема секса вообще уходит. Но «умеренный» скандал может быть средством нормализации отношений, поскольку инстинктивно мужчина или женщина чувствуют, что если секс состоится (а скандал часто завершается в постели), то они станут ближе друг к другу, и это станет как бы синонимом любви. Скандал — некая провокация, и если он инициирован женщиной, то партнер бессознательно вовлекается в игру: нужно ее срочно полюбить, а то полюбит кто-то другой. И еще скандал — выражение обиды. Недаром женщины говорят: «Пока я обижаюсь, я тебя еще люблю».

Но все же «скандальный» секс — лишь временное облегчение, так как логоневроз партнера он излечить не может. Помочь — и тем самым укрепить брак может только понимание проблем партнера (партнерши), сочувствие и посильная помощь на этой основе. Вообще, если говорить о «чистой» психологии, то основа сексуальной гармонии — это близкий интимный психологический контакт на примерно одном уровне, что также является одним из самых важных критериев долгосрочности брака. Уровень должен быть по возможности тропен (сходен, совместим) другому.

Очень желательно, чтобы психологические категории, которые партнеры используют: когнитивные, эмоциональные, поведенческие были схожи. Прекрасно, когда они еще и дополняют друг друга, но необходимо хотя бы сходство психологической структуры, тропность морали: оба честные — или, наоборот, оба совершенно отмороженные; оба считают супружескую неверность совершенно недопустимой — или оба допускают ее при известных обстоятельствах и готовы простить партнера. Когда такой контакт очень близок, когда он лишен невротизма — тогда я не вижу особых проблем в паре: они как-то договорятся.

В заключение я хочу обсудить расхожее мнение о сексе как непременной составляющей брака и показателе его «здоровья». Это не так: есть очень большое количество браков без секса (или с очень редким сексом), причем даже среди людей, которые вполне здоровы физически и адекватны психически (безусловно, это относится прежде всего к бракам со стажем). Это отмечают психотерапевты везде, во всех странах. Что происходит? А то, что секс все-таки в большой степени рекламно навязывается. Если вначале секс был, а потом его стало меньше или он пропал вовсе, не надо сильно огорчаться: энергия либидо трансформируется в другие области жизни. Наиболее известные и удачные среди них — это творчество, работа, воспитание детей (то есть передача своего опыта, части самого себя). Секс сублимируется.

Сублимация — это высшая форма психологической защиты, и она в той или иной форме наличествует у большинства из нас. Действительно необходимыми условиями брака, в особенности позднего, являются любовь (в широком смысле), понимание и способность развивать друг друга; это то, что придает над-биологический смысл брачным отношениям.

Ну, теперь вы убедились, что брак - это страшная вещь? Слепая природа загоняет нас в эту ловушку, и первый ребенок есть чистый результат победы бессознательного. Но это — «сладкая ловушка, из которой никто не уходит без слез» (так сказал Берн о любви), и кто сказал, что из «ловушки» брака надо улизнуть сразу после излечения от «психоза» влюбленности? Зрелая осознанная любовь и наполненность жизни (дети, семья, творчество), в свою очередь, являются результатом брака и его заслуженной наградой.








Поиск информации на сайте

Rambler



Rambler's Top100





Рассылки@Mail.ru
Физическое и психическое развитие ребенка




Архив номеров и
условия подписки на журнал.


Яндекс цитирования







Google Groups Детская психология
Просмотр архивов на groups.google.ru