психология, психотерапия, психиатрия, педагогика московский психологический журнал
 
психология,  в началоВ начало
сайта
Главная страница сайта
Тематический каталог
Авторский каталог
Каталог публикаций "Московской Психотерапевтической Академии"
Каталог интернет - публикаций по психологии
Психологический словарь
Ссылки
Доска объявлений
К нашим читателям
Психологическая помощь
e-mail: office@mospsy.ru

психология, форумыПсихологические
форумы

Психологический форум Собчик Людмилы Николаевны
Форум по психолингвистике Белянина Валерия Павловича
Консультации профессора Белянина В.П.

статьи по психологииСодержание
номера 12
Обложка номера
Психиатрия и психоневрология
Принципы реабилитации пациентов с системными психоневрологическими расстройствами. Михаил Буянов.
Педагогическая, психологическая и семейная реабилитация детей и подростков с системными психоневрологическими нарушениями. Михаил Буянов.
Лечение системных психоневрологических нарушений речи. Михаил Буянов.
Лечение детей и подростков с болезнью Жиля де ля Туретта и тиками. Михаил Буянов.
Лечение недержания мочи и кала. Михаил Буянов.
Лечение детей и подростков с некоторыми другими системными психоневрологическими расстройствами (психогенная кривошея, писчий спазм, диссомнии, дисрексии, онихофагии, хейломании, трихофрении). Михаил Буянов.
Психотерапия
Основные подходы и методы психотерапии.
Детская и педагогическая психология
Психическое развитие ребенка третьего года жизни. Психологические занятия с дошкольниками "цветик-семицветик" Куражева Н.Ю., Вараева Н.В.
Понимание как дидактическая проблема. Евгений Коробов.
Психология здоровья
Психосоматика: определение понятия. Диагностика в психосоматике. И.Г. Малкина-Пых
Стратегии поведения при стрессе. И.Г. Малкина-Пых
Психотерапия онкологических заболеваний. И.Г. Малкина-Пых
Психология взаимоотношений полов
Кризисы брака. Секс в браке. Андрей Бабин.
Внешность и другие факторы, влияющие на любовные чувства. Евгений Пушкарев.
Общая психология
Я и НЕ Я. Сергей Ликанов.
Ритуалы перехода - трансперсональная обыденность. О.В.Краля, М.В.Лисняк.
Практика мотивации и управления персоналом
Основы технологии контекстного (скрытого ситуационного) управления. Владимир Рогатин.
Публицистика
Съезд истеричек. Михаил Буянов.
Ходоки и подстилки. Михаил Буянов.
Самодовольные дуры. Михаил Буянов.




Московский психологический журнал. №12
Системные психоневрологические расстройства у детей и подростков. Михаил Буянов.

Об авторе >>>
Начало публикации на pedsoveti.mospsy.ru >>>

Часть третья. Реабилитация детей и подростков с системными психоневрологическими расстройствами.

Глава 6.
Лечение детей и подростков с некоторыми другими системными психоневрологическими расстройствами (психогенная кривошея, писчий спазм, диссомнии, дисрексии, онихофагии, хейломании, трихофрении).

Главное в лечении любых болезней в мире (в том числе и тех, о которых идет речь в нашей книге) - ликвидировать причины болезни и те условия, без которых эти причины не смогут себя выявить в такой степени, чтобы образовать болезнь.

Но ведь далеко не всегда врачи, зная причину, зная условия, могут их обезвредить. Особенно это касается психиатров, ведь они не социальные реформаторы, они занимаются личностями, а не обществом. Врачи не могут дать всем людям хорошие квартиры, хороших начальников и соседей, хороших отцов и матерей, учителей и воспитателей. Врачи не могут ликвидировать несправедливость, злобу, эгоизм, жестокость и многое другое, что вызывает неврозы и иные психоневрологические расстройства. Зачастую врачи воздействуют лишь на видимую часть болезни, а не на ту, что в глубине души пациента.

Обо всем этом приходится всякий раз напоминать читателям, чтобы они не впадали в крайности, полагая, что психиатрия и психотерапия всемогущи или, наоборот, бессильны, думая, что психиатры все знают или ничего не знают. Истины где-то посредине. Поэтому о лечении каких-то расстройств на страницах этой книги рассказывается подробнее, а о лечении некоторых - кратко. Чтобы не повторяться, мы просим читателей еще раз проанализировать предыдущие главы, чтобы найти в них то, что имеет прямое отношение к лечению расстройств, описываемом в этой главе.

Лечение психогенной кривошеи.

Показаны все виды суггестии - вначале общеуспокаивающей, затем императивной: "Хочется повернуть голову, согнуть шею, но ты это не делаешь, ждешь моей команды. Когда я сосчитаю до 3-х, шея станет послушной, будет сигабться куда угодно, на душе будет легко и спокойно. Приготовились. Один... Два... Внимание... Уже хочется шевелить шеей, она шевелится, но ты себя сдерживаешь, ждешь команды. Три... Никакой кривошеи нет и в помине".

Если психогенная кривошея зафиксировалась, невротическая реакция перешла в невротическое состояние, следует использовать гипнонаркоз, наркогипноз или гипнокатарзис. К счастью, больные в основном обращаются на этапе невротической реакции, требующей мгновенной императивной суггестии.

Как и при использовании всех видов внушения, и тут результат терапии зависит от авторитета, уверенности, высокого профессионализма врача, от стремления больного излечиться, от обретения им ощущения, что психическая травма, ставшая причиной невроза, случайна, что мир добр и справедлив, что ребенок всегда может надеяться на помощь и защиту со стороны взрослых.

Лечение писчего спазма.

Все вышесказанное касается и писчего спазма. И естественно, необходимо полностью исключить даже предположение о возможности быстрого письма с волнением и страхом собственной несостоятельности. В любом случае при терапии писчего спазма главным и чаще всего единственным действенным методом лечения является психотерапия, главным образом, суггестивного типа. Однако психотерапией не исчерпывается лечение этой болезни.

Н. И. Стрелкова (1976) считает, что при писчем спазме наиболее эффективны физиотерапевтические процедуры. Автор, в частности, рекомендует общий бром-электрофорез или по воротниковой методике в чередовании с пресными ваннами, местную д'арсонвализацию кистей, теплые ручные ванны, парафиновые или озотокеритовые аппликации ("перчатки"). Мы же, понятно, основной акцент в ликвидации этого расстройства ставим на патогенетической психотерапии, не отрицая, конечно, и других методов лечения.

У второклассника начинала дрожать рука всякий раз, когда он садился выполнять домашние задания (в школе все было нормально). Дрожь в правой руке возникла после дня рождения матери, одновременно ухудшился сон, снизилось настроение, часто плакал, стал груб с родителями. Невропатолог "своей" патологии не обнаружил и посоветовал обратиться к психиатру.

Во время сбора сведений о пациенте отец сообщил, что ребенок всегда был упрям, честолюбив, жаден, ревниво относился к матери. В день рождения матери мальчик стал свидетелем интимных отношений родителей. С этого и началось: ребенка словно подменили.

Мы назначили пациенту грандаксин по 1/2 табл. три раза в день и френолон по 2,5 мг два раза в день. Через 7 дней после начала приема этих лекарств состояние пациента существенно улучшилось, однако чувство неприязни к матери и легкая дрожь в руке (только при письме - и то, если ребенка уговаривала писать мать; если отец или кто-либо другой не обращал внимания на письмо - дрожи не было) еще сохранялись.

Было проведено внушение в гипнотическом состоянии. Когда больной был введен в состояние гипотаксии, он услышал "... сейчас продолжим лечебное внушение. Ты отдыхаешь, на душе легко, ты будто спишь. Ты как бы мысленно видишь свою маму, она тебе улыбается, она подбадривает тебя. Мама тебя любит, она не может без тебя жить, ты самое дорогое, что есть у нее. Отец тебя тоже любит, он очень тревожится за тебя. Даже, когда он уходит на работу, он часто звонит домой, спрашивает, как ты себя ведешь Тебя все любят и всегда будут любить. В этом у тебя не должно быть никаких сомнений. У тебя хороший дом, твои родители живут дружно, а если между ними и бывают какие-то недоразумения, то они сами по себе быстро проходят Однажды тебя потрясли какие-то отношения между мамой и папой. Когда ты будешь взрослым, ты узнаешь, что между родителями бывают такие отношения и в этом нет ничего страшного или противоестественного. А сейчас тебе лучше забыть то, что ты видел. Тебе хватит и того, что тебя любят, а все остальное тебе знать незачем. Ты забыл то, что наблюдал в ванной. Забыл. Забыл. Забыл. Ты силишься вспомнить, что же ты там наблюдал, и ничего вспомнить не можешь. Все забыл, никогда не будешь помнить. А если и что-то вспомнишь, то это будет что-то неопределенное, нечеткое, но лучше и не вспоминать. Забыл. Мама любит тебя, отец тоже любит тебя, тебя все любят - знай об этом и помни".

Затем обычным путем был выведен из гипотического состояния. Сеанс был повторен еще два раза с интервалом в 5-6 дней и больной выздоровел (в период психотерапии он продолжал получать все вышеуказанные препараты).

В случае невротического состояния или невротического формирования характера мы использовали для снятия писчего спазма наркогипноз с гексеналом или барбамилом. 4-5 сеансов с интервалом в 3-4 дня. Разумеется, что в лечебный комплекс включались те методы, о которых мы уже рассказывали.

Коррекция диссомний.

Нарушения сна, как и все иные системные психоневрологические расстройства, в силу своего многообразия и неодинаковости патогенетических механизмов требуют дифференцированного лечения. В связи с этим условно можно выделить три типа диссомний:

I. Асомния, гипосомния, бревесомния - сон недостаточный, поверхностный, короткий, нарушено засыпание.

II. Гиперсомния, профундосомния, лонгосомния - сон чрезмерно глубокий, продолжительный, повышена сонливость.

III. Сомнамбулизм - продолжительность сна, засыпание и пробуждение, как правило, не нарушены, но во время сна происходят сомнодромомания, сомностереотипии, сомноагрессия и т. д.

Лечение диссомний у взрослых пациентов подробно описано Ю. А. Александровским, А. М. Вейном, Н. А. Власовым и другими исследователями. Поэтому мы остановимся на лечении этой патологии у лиц молодого возраста (главным образом у детей) - тем более, что этот раздел фактически никогда не освещался в отечественной литературе.

Лечение диссомний первой группы.

Днем много не спать, вечером совершать прогулки, ограничивать прием жидкости в вечернее время, перед сном не употреблять продуктов, возбуждающих, мешающих сну (кофе, чай и т. д.), лучше выпить полстакана молока с медом - это общие принципы лечения таких пациентов. К этому же следует отнести сохранение привычного стереотипа засыпания: если больной привык перед сном слышать сказку, звучащую из магнитофона или телевизора, либо эту сказку - убаюкивающего, очень спокойного, умиротворяющего содержания - пациенту обычно рассказывает бабушка или мать, то при нарушении сна этот стереотип ни в коем случае нельзя менять. То же касается и чтения книг: если человек привык перед сном почитать (особенно если книга лишена накала страстей и будоражущих воображение событий), то при нарушениях сна ему тем более необходимо поддерживать этот стереотип.

Уже находясь в постели, пациент самостоятельно вызывает у себя "лицо релаксанта" с переходом в физиологический сон. Если через 5-6 дней сон не нормализуется, то к указанному лечению добавляется суггестивная психотерапия в предсонном состоянии, направленная на достижение быстрого и глубокого сна. Внушается отсутствие сновидений, продолжительность и приятность сна, затем гипнотический сон переводится в физиологический.

Вначале это гетеросуггестия, затем косвенная суггестия, потом аутосуггестия. Продолжительность этого лечения 10-15 дней. Если метод помог, то еще 5-10 дней лечение продолжается, а затем в течение 3-4 дней постепенно прекращается. При рецидиве прежнее лечение возобновляется и проводится до установления стойкой ремиссии.

Если эта терапия не помогает, к ней добавляются лекарства: реланиум, рудотель, радедорм, реладорм, феназепам и другие препараты успокаивающего и снотворного действия. Дозы индивидуальны. Препараты нужно назначать при невротических нарушениях сна. При всех других нарушениях сна их следует заменять (или сочетать) с ноксироном, барбамилом и другими препаратами снотворного действия.

Фармакологического привыкания ко всем этим препаратам мы не наблюдали среди детей и подростков с системными психоневрологическими расстройствами, но психологическое привыкание (т. е. выработку стойкого условного рефлекса) мы видели. Чтобы предотвратить появление условного рефлекса на препарат, следует назначать его в минимальных дозах, дающих максимальный лечебный эффект; снижать дозы при достижении стойкого эффекта; прекращать прием при достижении стабильной ремиссии, продолжая некоторое время использование приемов психотерапии.

Помнить об этом следует постоянно, ибо в конце XX столетия в цивилизованных странах стала частой лекарственная наркомания. Дети и подростки наиболее подвержены этому заболеванию.

Если родители оставляют транквилизаторы и иные препараты без надзора, если эти препараты легко доступны детям, если юному пациенту без особой нужды назначаются снотворные - это все может привести к наркомании, поэтому врачи (особенно детские) должны быть чрезвычайно осторожны в назначении этих лекарств, а лучше их вообще не рекомендовать, переложив все на психотерапию.

В рамках последствий органической церебральной патологии возможен выраженный асомнический (агрипнический) синдром, который с трудом поддается лечению с помощью снотворных. Он, как указывает В. Н. Кузнецов (Кузнецов В Н. Психотические состояния у детей и подростков с церебральной резидуально-органической недостаточностью. М., 1977, с. 10), снимался сочетанием аналгетиков, десенсибилизирующих средств и некоторых нейролептиков. Хороший эффект оказывала комбинация внутримышечного введения седуксена с пипольфеном или димедролом.

Мы считаем, что в таких случаях использование аминазина и тизерцина редко приводит к успеху. Сочетание же вышеуказанных приемов психотерапии с реланиумом и пипольфеном ликвидирует, по нашим данным, любую форму самой стойкой асомнии.

Лечение диссомний второй группы.

Днем обязательно спать, перед вечерним сном не уставать, вечером выпивать некрепкозаваренный чай или жидкий кофе. Спать на боку или животе.

В предсонном состоянии суггестивная психотерапия, направленная на достижение сновидений и пробуждения в определенное время. Лечение лонгосомнии и гиперсомнии в принципе аналогично лечению профундосомнии, о котором уже говорилось, с той разницей, что при гиперсомнии стимуляторы и антидепрессанты следует принимать в дневное время.

Лечение диссомний третьей группы.

При невротических формах сомнамбулизма лечение аналогичное лечению всех неврозов с акцентом на протяжении этих видов терапии в вечернее время и перед сном. Упор следует делать на суггестивную психотерапию в предсонном состоянии.

Последнее имеет решающее значение и при терапии неврозоподобных и эпилептиформных видов сомнамбулизма, однако в таких случаях следует добавлять к препаратам антиневротического действия лекарства типа финлепсина, дифенина, тизерцина. При сомностереотипиях нередко эффективны тиоридазин, аминазин, монобромистая камфора, настои Валерианы и т. д.

Лечение дисрексий.

Невротические дискрексии лечатся сочетанием психотропных препаратов, характеристику которым мы уже давали, и психотерапии. Во всех случаях необходимо внушение седативного содержания, через 2-3 сеанса следует включать в формулы внушения информацию, касающуюся аппетита.

14-летняя девочка уже два года страдала страхом подавиться, из-за этого не употребляла твердую пищу.

Мы излечили ее безо всяких препаратов. Использовалось внушение в гипнотическом состоянии. После того, как она была введена в гипнотическое состояние, ей внушалось.

... во рту скопилась слюна. Ты сейчас ее проглотишь, но пока не глотай. Ты знаешь, что проглотишь легко, радостно, безо всяких неприятных ощущений. А сейчас представь, что это не слюна, а хлеб, смоченный слюной, или пережеванная колбаса. Представляешь, представляешь, представила. Во рту хлеб с колбасой. И ты легко глотаешь хлеб с колбасой. Тебе ничего не страшно. Ты нормально ешь. И в следующий раз, если вдруг возникнет страх или какие-то опасения в связи с глотанием, вспомни сегодняшний сеанс внушения и все неприятные ощущения прекратятся".

Затем пациентка была выведена из гипнотического состояния и пишущий эти строки отправился с ней в кафе. Пока мы отстояли длинную очередь, пациентка по нашей просьбе внимательно разглядывала столующихся. Когда мы сели за стол, она ела все подряд безо всякого страха или тревоги. Мы расстались. Правда, пациентка еще в течение трех дней звонила мне перед тем, как сесть обедать. Я напоминал ей о бесстрашии и равнодушии к акту жевания, о большой радости, вызываемой трапезой.

Больше мы не виделись. Через несколько лет я узнал, что она полностью здорова, забеременела от одноклассника и намерена рожать.

В случаях гиперрексии лечения такое же - за исключением того, что внушается разумное отношение к пище: "не ешь чересчур много, иначе будешь толстой". Главное тут, конечно, не содержание внушения, а общеседативный комплекс. Однако не всегда советы врачей выполнимы.
Ко мне обратился один тучный администратор с просьбой гипнозом подавить у него аппетит

Вот фрагмент монолога этого человека: "С точки зрения обычного человека я большая шишка. Но над каждой шишкой есть еще большая шишка. Чем выше находишься, тем больше дорожишь своим местом, ибо тебе есть что терять. Поэтому приноравливаешься к вышестоящим, но давишь нижестоящих. Поэтому в моей душе куча комплексов и переживаний. Сплю плохо, двигаюсь мало (вернее, почти не двигаюсь), часто приходится бывать на банкетах, там - как положено уважающему себя начальнику - не ем, не пью. Зато пришел домой, забыл о самодисциплине - обожрался. Толстею как герои Рабле. Что делать?"

Я посоветовал ему больше двигаться, бегать, меньше комплексовать... Все это больной давно знал и без меня. Только не хотел или не мог все исполнять. Надеялся на чудеса А они разве без собственного труда возможны?

Терапия онихофагий и хейломаний.

Работы, освещающие лечение онихофагий и хейломаний, единичны. В частности, В. П. Окушко, хирург - стоматолог по профессии, (Окушко В. П. Роль психотерапии в лечении детей с вредными привычками. В кн.: "Труды Центрального института усовершенствования врачей. Том 85". М., 1966, с. 58-61) сообщает, что она лечила нескольких пациентов в возрасте 12-17 лет по поводу сосаний пальцев и прикусываний губ. Результаты получились "обнадеживающие", но какие - неизвестно. Неясно и другое - сочеталась ли психотерапия с фармакотерапией Да и чем были вызваны сосания пальцев и прикусывание губ, какой был генез их - обо всем этом автор умалчивает Лечились пациенты В П. Окушко с помощью гипноза, но как, сколько, что внушалось - на эти и многие другие вопросы автор не дает ответа. Примерно такое же впечатление производит и работа G Bolland (G. Bolland. Zur Psychotherapie des Nagelkanens (Onychophagie). Prax. Psychother. 1960, N 5, s. 239).

Мы лечили 40 пациентов с онихофагией и хейломанией. Это были лица мужского пола в возрасте 4-10 лет. Лишь у нескольких больных онихофагия и хейломания выступали в относительно самостоятельном, изолированном виде - у большинства пациентов кусание и сосание пальцев и губ было лишь одним из симптомов сложного психоневрологического расстройства, чаще всего психопатоподобного и гипердинамического синдромов, а также невротических и патохарактерологических расстройств. В зависимости от того, в рамках какого нарушения было кусание и сосание ногтей и пальцев, было различным и лечение.

При сосании и кусании ногтей и губ в рамках гипердинамического и психопатоподобного синдромов наиболее эффективной была аминазинотерапия в течение нескольких недель В более легких случаях хорошо помогал тиоридазин, неулептил с корректорами, препарата брома, а также различные успокаивающие настои из трав и микстуры. Давались они длительно и сочетались с психотерапией отвлекающего характера и отучением от привычных действий, ведь в рамках любого длительно протекающего системного психоневрологического нарушения всегда имеется как бы два компонента: сама болезнь и привычка к ней. Если первый компонент корригируется главным образом медикаментами и психотерапией, то второй компонент - отучением, перевоспитанием, отвлечением, разъяснением, переубеждением, постоянным напоминанием о необходимости не делать то, что пациент делал во время болезни. Лечение онихофагии и хейломании складывается, разумеется, из этих же двух этапов.

Поскольку основная масса наших пациентов с хейломанией и онихофагией состояла из лиц с психопатоподобным и гипердинамическим синдромом, то им проводилась в основном фармакотерапия.

При констатации невротического механизма лечение было другим: суггестивная и другие виды психотерапии, а при недостаточной успешности - добавление препаратов антиневротического действия с последующим отучением от привычности действия.

Лечение трихофрении.

Всем пациентам с этим заболеванием непременно следует стричь волосы на голове "под машинку", а иногда и сбривать их наголо, как только обнаружились первые признаки трихофрении. В. М. Быков (1983) предлагает начинать лечение даже тогда, когда выдергивание волос как таковое еще не отмечается, но имеется повышенный интерес детей к волосам: с этой целью автор рекомендует проводить игровую психотерапию, направленную на коррекцию повышенного интереса детей к волосам, созданию конкурирующего очага возбуждения.

Помимо этого всем пациентам мы назначаем общеуспокаивающие микстуры, влажные обтирания, плаванье, закаливание, общеукрепляющее лечение. Затем в зависимости от формы трихофрении лечение становится дифференцированным. В случаях трихофрении, обусловленной гипердинамическим или психопатоподобным синдромами резидуально-органического церебрального генеза, на первом месте стоит биологическая терапия: аминазин, этаперазин или меллерил проводим курсами по 2-3 месяца каждый с перерывом в 1-2 месяца. Дозы меняются в зависимости от состояния пациента, его возраста, степени привыкания к лекарствам.

Чтобы уменьшить привыкание к препаратам и тем самым увеличить их эффективность, мы практикуем прерывистый прием нейролептиков: начиная со второго курса, 7-10 дней даем полную дозу лекарства, затем на 2-3 дня отменяем препараты, потом вновь их назначаем в той же дозе, повторяя такие перерывы на протяжении всего курса терапии.

Высокоэффективны при психопатоподобных и гипердинамическом синдромах резидуально-органического церебрального генеза, сочетающихся с вырыванием волос и другими системными психоневрологическими нарушениями, внутримышечные вливания сернокислой магнезии: 1) снимающие психомоторное возбуждение; 2) подавляющие усиленные и извращенные влечения; 3) вызывающие дегидратацию.

В случае трихофрении невротического генеза назначаются препараты антиневротического действия, среди которых важную роль играют лекарства, снимающие или уменьшающие чувство невротической тревоги - эглонил, грандаксин, сапарал, а также реланиум, рудотель, тазепам и т. д. Естественно, что никогда не следует забывать о плацебо-эффекте, так преподнося пациенту эти лекарства, чтобы они действовали максимально эффективно. Ведь с помощью прямого и косвенного внушения можно усилить действие любого препарата.

При лечении лиц с невротическим выдергиванием волос важно с помощью разъясняющей, суггестивной, игровой, коллективной и других видов психотерапии уменьшать честолюбие притязания пациентов. Необходима также дезактуализация невротических переживаний, общее успокоение пациента, отвлечение его от фиксации на болезни. Суггестия лицам с невротической трихофренией проводится как в бодрствующем состоянии, так и в гипнотическом состоянии.

Приводим примерную схему внушения в бодрствующем состоянии.

Прими удобную позу, можешь закрыть глаза, но если не хочешь, не закрывай их. Не спи, внимательно слушай меня. Ты чувствуешь себя спокойно, ничто не тревожит, настроение ровное, умиротворенное, на душе легко. Ты ничего не боишься, ни о чем неприятном не думаешь. Сердце бьется ровно, незаметно, дышится медленно и плавно. Во всем теле приятное тепло. Ты не спишь, ты слышишь мой голос, вызываешь у себя все ощущения, о которых я говорю. Пока я буду считать до 5, ты в еще большей степени почувствуешь спокойствие. Один... Два... Три... Четыре... Пять... На душе спокойно, ты отдыхаешь, не спишь, ты полон покоя. Ты отдохнул, набрался сил, спокойствия. Ты будешь уверен в себе и смел. Ты ни о чем не беспокоишься. Все твои органы работают прекрасно, ты не будешь думать о них, не будешь ни о чем волноваться. Ты здоров, голова, сердце, легкие, живот работают безукоризненно, ты полон сил и уверенности. Ты здоров. Ты твердо, точно, безусловно знаешь, что если иногда тебе будет плохо, если начнешь все видеть в мрачном свете или вспоминать о неудачах, то вспомнишь этот сеанс лечебного внушения, успокоишься, будешь чувствовать себя хорошо, не будешь думать о волосах и трогать их. Ты абсолютно убежден в этом, ты нисколько в этом не сомневаешься. Ты чувствуешь себя уверенным, сильным, здоровым. Ты знаешь: при малейшем душевном дискомфорте, при возобновлении недовольства собой и окружающими ты быстро погасишь в себе ощущения и будешь чувствовать себя хорошо. Встань. Ты хорошо помнишь все, что тебе сказано. Мои слова звучат в твоих ушах. Ты будешь помнить их...

Иногда в гипнотическом состоянии мы императивно внушаем запрет трогать волосы и думать об этом. Высокоэффективны и различные виды психотерапии реципрокного торможения и условно-рефлекторная психотерапия.

Легче всего поддаются лечению невротические реакции с выдергивания волос, обусловленные кратковременной фрустрацией. При невротическом состоянии с навязчивым выдергиванием волос прогноз несколько хуже. Что касается лечения невротической алопеции, то лечение ее мало отличается от лечения всех неврозов.

***

В медицинской деятельности мне почти всегда везло: подавляющее большинство пациентов, которых я лечил, излечивались. Если, конечно, лечились так, как я им велел. Ни от одного больного, лечение которого шло со скрипом, я не отказывался, все доводил до конца. Конечно, эффект тем более был велик, если мне помогали родители. Дабы они были активными помощниками врачей, я опубликовал много книг для них, переведенных на основные языки нашей планеты.

С распадом СССР появилось много колдунов, знахарей и прочих субъектов, далеких от медицины, но бесстыдно спекулирующих на людских хворях, лицо отечественной медицины изменилось. На это я смотрю с грустью, а на пациентов - с жалостью: они фактически оставлены без лечения и брошены в объятья к знахарям.

С ликвидацией железного занавеса в посткоммунистические страны хлынул поток психоаналитической, религиозной и прочей литературы, долгое время считавшейся запрещенной. 2-3 года наш народ переваривал ее, ища в ней что-то выдающееся. Потом с огорчением пришел к выводу, что ничего необыкновенного в этих книгах нет, большинство из них - перепевы давным-давно известных истин или самая откровенная халтура. Все обилие популярных на Западе психотерапевтических методик - это преимущественно варианты внушения, это тот же гипноз, но под другими названиями.

Более того, оказалось, что многое из того, что мы сами не ценили у себя на родине, думая, что за рубежом есть какие-то новые, замечательные методы лечения, и есть пока еще высшее достижение мировой медицины. Например, после 1990 года в Прибалтику, Закавказье, в Молдавию и т. д. приезжало множество западных ученых, стремившихся переделать тамошних врачей на свой лад. Их внимательно слушали, пытаясь найти в их речах нечто рациональное. А потом когда гипноз общения с Западом прошел, медики окраинных республик бывшего Советского Союза вновь устремились к общению друг с другом, ибо многое из того, что сделано было в СССР, является пока еще мало осуществимой мечтой даже самых богатых капиталистических стран. Пытаясь копировать Запад, нас принуждают идти не вперед, а назад, к тому, что нами давно пройдено.

Капитализм есть капитализм. Не стесненный суровыми законами, он является символом вседозволенности и бандитизма. Нет такой подлости, от которой отказался бы буржуа в погоне за барышами.

При лечении людей с системными психоневрологическими расстройствами это проявляется, в частности, в широком использовании массового гипноза, уродующего психологию народа, превращающего подрастающее поколение в объект самого гнусного и безжалостного манипулирования. А это приводит к неверию в разум, в честность, толкает людей в секты, к религиозным мракобесам и пр. А нестойких в моральном отношении медиков сманивают на эстраду.

В психотерапии (в отличие, скажем, от хирургии или инфекционных болезней) много внутренних противоречий, двусмысленностей, моральных ограничений. Например, чем суеверней люди, невежественнее, примитивнее, доверчивее, тем легче им внушать и, стало быть, на них зарабатывать деньги и самоутверждаться; этим многие психотерапевты активно пользуются. Чем больше средства массовой информации и народная молва из того или иного лекаря творят кумира, тем легче такому человеку подчинять себе массы. Чем больше психотерапевт набивает себе цену, уверяет всех в собственном всесилии и знаниях, естественно, не удосуживаясь приводить хотя бы элементарные доказательства, тем больше ему веры.

Люди слабы, несовершенны, они ни о чем больше не мечтают, как о чуде, т. е. о том, чтобы не прилагая никаких собственных усилий, мгновенно, легко, быстро избавиться от всех проблем. Спрос рождает предложение: появилось немало психотерапевтов, уверяющих, будто они могут мгновенно ликвидировать ожирение, заикание, алкоголизм, нарушение сна и т. д. Этим лекарям, большинство из которых явные проходимцы, средства массовой информации создают беззастенчивую рекламу.

Однако толстых в стране меньше не становится, пьяниц тоже, а о заикании и говорить не приходится. Эффективность методов массовой психотерапии ничтожна, только об этом неловко говорить вслух для тех, кто попался на удочку дельцов от психотерапии: все же заплатили немалые деньги, да и у психотерапевта великая слава. В одной из книг Ч. Ломброзо описано, как некий священник поумнел после того, как ему на голову свалился кирпич, но это же не говорит о том, что всех не очень умных следует бить по голове кирпичами. Если на сеансе эстрадного гипноза, на котором присутствует 1-2 тысячи человек, 10-20 зрителей выздоровеют, то это вполне вписывается в теорию вероятностей - так бывает и безо всякого внушения. Точно такая же частота попаданий у большинства экстрасенсов.

Если с точки зрения сохранения здоровья населения следует признать, что любой метод, приводящий к выздоровлению, имеет право на существование, то с точки зрения психологического климата общества, далеко не все приемы психотерапии могут быть разрешены к использованию на людских массах. В первую очередь недопустимо использование массового внушения, как формы манипулирования общественным сознанием, приводящим к нарушению психологического равновесия в обществе.

Если психоанализ, внесший в начале XX столетия много нового в понимание некоторых механизмов психических реакций, но имеющий слишком малую терапевтическую эффективность, и поэтому не очень любимый врачами, но обожаемый литераторами и знахарями, неверно или односторонне применять, можно получить самые неожиданные результаты.

В частности, одним из краеугольных представлений в психоанализе, без которого психоанализ не есть психоанализ, является гипотеза, согласно которой все психические расстройства у детей и подростков (да, впрочем, и у всех людей) возникают вследствие Эдипова комплекса и прочих сексуальных конфликтов или дурного отношения родителей к своим детям (чаще всего и это, по фрейдистам, носит сексуальный оттенок). Если нет фактов, их придумывают.

Наслушавшись заумных речей психоаналитиков, некоторые доверчивые пациенты стали подавать в суд на своих родителей, якобы дурно к ним относившимся в детстве. И нередко выигрывали суды. Но чаще проигрывали, ибо не располагали фактами, кроме туманных рассуждений психоаналитиков.

Человек с чувством юмора отнесется к уверениям о том, что во всем повинна сексуальность, как к пародии на науку, но доверчивый человек может принять все это всерьез и примется копаться в своем животном прошлом.

Как хирург вырежет воспаленный аппендикс, неважно, главное, чтобы не было вреда. Но когда психотерапевт берется за лечение больного, он должен помнить не только о болезни, которую лечит, но и о душе человека, о его политических, эстетических и этических представлениях.

Эффективность той же хирургии зависит от мастерства оператора, но не от психологического климата общества. В психотерапии все наоборот: психотерапевт, идущий в русле общественных симпатий и настроений, легче добивается успеха, нежели идущий нестандартным путем.

Периодически появлялась мода на того или иного психотерапевта, носившая характер одержимости, массового психоза. Пока мода на такого человека сохраняется, он кому-то помогал. Прошла мода, иссякла вера - никому помочь не может, а оттого злится, изображается из себя непризнанного гения, отыгрывает свои ущемленные комплексы на пациентах и на своих домашних.

Для психотерапевта очень важен компонент самовнушения: если он верит в себя, то это больше чем полдела. Среди психотерапевтов (особенно так называемых народных целителей - это те же психотерапевты, но без врачебного диплома, по существу примитивные знахари) очень много людей с повышенной внушаемостью. Есть много и больных, людей с неудачами в семье и на службе. Это, короче говоря, разные люди. Некоторые из них, к сожалению, забыли о моральной стороне своей профессии, пошли в услужение к золотому тельцу, жажда денег застила им глаза.

Психотерапия в тоталитарных странах (в том числе в Польше или Болгарии) влачила жалкое существование. С крушением тоталитаризма джинн психотерапии вышел на волю и мгновенно стал очень популярен. Все только и говорили о психотерапии. Казалось, о чем еще надо мечтать психотерапевтам?

Прошло несколько лет. Шум утих, слухи о всесилии психотерапии оказались всего лишь мифами, носившими чаще всего анекдотический характер. Тысячи больных, о мгновенном излечении которых на сеансах у психотерапевтов восторженно сообщала пресса, куда-то улетучились, никто не может найти их адресов, дабы удостовериться, что они на самом деле вылечились, если, конечно, только не были подсадными.

Народ очень плохо питается. Вернее, мало употребляет фруктов, овощей и мяса, но много ест хлеба. Съедается все - в том числе и испорченные продукты, тоннами поступающие с Запада в посткоммунистический мир в качестве гуманитарной помощи. Невыносима экологическая обстановка. Мало хороших лекарств, они труднодоступны, дороги. Не желая подвергать своих детей опасности, женщины перестали рожать. Из-за этого даже перепрофилируются целые роддома.

И тем не менее народ болеет мало, многие врачебные кабинеты и больницы закрываются: нет пациентов. Куда они делись? Мобилизовались, собрались с силами, заставили себя не болеть. Отразилось ли это на количестве детей и подростков с системными психоневрологическими расстройствами я не знаю: нет достоверной статистики.

Ничто не вечно под Луной. Все плохие времена рано или поздно заканчиваются. Все войны завершаются миром. То, что мучает народ посткоммунистических стран в конце второго тысячелетия христианской эры, рано или поздно сменится чем-то другим (надеюсь, хорошим).
Нет идеальных врачей, не встречаются и идеальные правительства. Люди всегда болели и всегда будут болеть. Медики никогда не будут безработными. И всегда будут пациенты с системными психоневрологическими расстройствами. Чтобы помогать этим несчастным, надо вначале быть хорошим диагностом, а потом уже лекарем. Желая хотя бы как-то помочь моим коллегам, я и написал эту книгу.

Москва, 1986, 1989, 1992 гг.


Конец публикации монографии.








Поиск информации на сайте

Rambler



Rambler's Top100





Рассылки@Mail.ru
Физическое и психическое развитие ребенка




Архив номеров и
условия подписки на журнал.


Яндекс цитирования







Google Groups Детская психология
Просмотр архивов на groups.google.ru