психология, психотерапия, психиатрия, педагогика московский психологический журнал
 
психология,  в началоВ начало
сайта
Главная страница сайта
Тематический каталог
Авторский каталог
Каталог публикаций "Московской Психотерапевтической Академии"
Каталог интернет - публикаций по психологии
Психологический словарь
Ссылки
Доска объявлений
К нашим читателям
Психологическая помощь
e-mail: office@mospsy.ru

психология, форумыПсихологические
форумы

Психологический форум Собчик Людмилы Николаевны
Форум по психолингвистике Белянина Валерия Павловича
Консультации профессора Белянина В.П.

Содержание
номера 3
Обложка номера
Советы родителям и педагогам
Психолог о подростках в школе и семье. Собчик Л.Н.
Психология влияния и психологического насилия
Проблемы защиты семьи от психологической и духовной агрессии деструктивных культов.Волков Е.Н.
Психология индивидуальности и практика психодиагностики
Методы изучения индивидуально-личностных свойств. Собчик Л.Н.
Теория и практика психологической оценки личности. Собчик Л.Н.
Актуальные проблемы современной психологии в контексте повседневной работы практического психолога. Собчик Л.Н.
Теория ведущих тенденций как основа методологии психодиагностического исследования.Собчик Л.Н.
Психиатрия и медицинская психология
Ретроспектива психических заболеваний в России. И.И.Щиголева
Психотерапия
О существе терапии творческим самовыражением. М.Бурно.
Личностная основа пограничных психических расстройств. Собчик Л.Н.
Психология бизнеса
Об удовлетворенности трудом, как слагаемом эффективной деятельности рекрутера. Бурякова Е.С.
Спортивная психология
Нейролингвистическое программирование как инструмент замещения допингов. Шашурин П.И.




Московский психологический журнал. №3

Собчик Л.Н. "Личностная основа пограничных психических расстройств"

Трудно преувеличить значение психологических исследований при изучении пограничных психических расстройств. При остро протекающих и тяжелых хронических психических заболеваниях также важно распознать эмоционально-волевые особенности больного, оценить степень выраженности его социально-психологической дезадаптации, определить качественные и количественные аспекты разрушенного интеллекта.

Чем категоричнее психиатр в своем стремлении определить узкие диагностические рамки заболевания, тем дальше он от цели, если целью является успешное излечение отклоняющегося от нормы состояния. Опыт показывает, что мишенью лечебного процесса при большинстве психических расстройств неорганического происхождения являются конкретные симптомы актуального состояния больного, а большинство патологических проявлений, в свою очередь, корнями уходят в базисные индивидуально-типологические свойства, то есть в преморбид. Мы приходим к этому "новому" выводу как к забытому (или почти забытому) "старому": еще Э.Кречмер писал о том, что целый ряд ярко выраженных конституциональных свойств представляет собой почву для развития того или иного психического заболевания.

Правильнее будет сказать, что при неблагоприятных условиях, которые приводят к дисбалансу психических процессов и проявляются как болезнь, конституциональные особенности ограничивают количество степеней выбора в формировании основного клинического симптома. И если Э.Кречмер предуготовил шизоидам судьбу шизофреника, имея при этом в виду классическую картину шизофренических расстройств с аутичностью, своеобразием интересов, отрывом от реальности, то вполне резонно считать что другие проявления при шизофрении (гебефренный, депрессивный, маниакальный, паранойяльный и другие синдромы) в своей основе опираются на другие эмоционально-динамические свойства - импульсивность, пессимистичность, интровертированность, ригидность, агрессивность.

В таком случае, изучение корневых, почвенных характеристик, врожденных индивидуально-типологических свойств, лежащих в основе клинического паттерна, имеет первостепенное значение, определяя направление выбора средств лечения и социальной резадаптации больного. А для решения этих задач психодиагностика является основным инструментом клинико-психологического исследования.

В рамках тех задач, которые перед нами ставит повседневная научно-исследовательская работа по изучению личностных особенностей у больных с психогенно обусловленными психическими расстройствами, относимыми к неврозам и невротическим развитиям. Эти нарушения в значительной степени носят обратимый характер, а контингент больных представляет собой в перспективе социально-активную часть населения. Дифференцированный подход в выборе мер психотерапевтического воздействия в этом случае целиком опирается на ядро личности, индивидуально-типологические особенности.

В настоящее время в качестве пограничных между нормой и патологи-ей расцениваются разные формы психологической дезадаптации, обус-ловленные сложными социальными и экономическими жизненными об-стоятельствами, а также связанные с военными действиями, взрывами и катастрофами так называемые посттравматические состояния. Суицидальные тенденции, склонность к злоупотреблению алкоголем или наркотиками, криминальное поведение - все эти виды социально-психо-логической дезадаптации приобретают определенный эмоционально-
поведенческий рисунок, тесно связанный с почвенными характеристиками личности.
В связи с этим в последние годы резко возрос интерес к изучению личностных особеннстей с помощью психодиагностических тестов.

Однако неразборчивое применение неадаптированных тестов разных авторов, не связанных между собой общностью концептуального подхода, обладающих подчас низкой валидностью, приводит к хаосу в этой сфере и не способствует взаимопониманию психологов, особенно представителей разных школ. В связи с возросшей востребованностью психодиагностики в разных сферах практической психологии, весьма актуальной является разработка методологии психодиагностического исследования, которая бы соответствовала современному уровню развития науки. Психолог априори должен представлять себе объект исследования как некую целостную модель, опираясь при этом на определенную концепцию личности.

Личность - это весьма емкое понятие, охватывающее в целом всю психологическую индивидуальность человека. Но в отечественной психологии до сих сильна традиция приравнивать к понятию личность усредненную социально-желательную модель. С позиций номотетического подхода, направленного на изучение общих закономерностей психической деятельности человека, Л.С.Выготский описывал личность как "вершину, которая имеет культурно-историческую основу" и не включает в себя глубинно-влеченческие и эмоционально-динамические характеристики.

А.Н. Леонтьев не включал в структуру личности ни характер, ни эмоционально-динамические особенности человека, ни конституцию, ни темперамент. Он был категорически против биологизаторских тенденций в психологии и расценивал личность как образование, сформировавшееся в результате усвоения человеком социально-исторического опыта и морально-этических традиций своего окружения.

Б.С.Братусь утверждает, что личность не сводима и не выводима из индивидных свойств. С первым нельзя не согласиться, а второе утверждение противоречит очевидной реальности. Разные люди по-разному реагируют на психотравмирующие обстоятельства, выбирают разные ценности и виды социальной активности даже при полностью тождественных микросоциальных условиях. Имеются также различия в клинических проявлениях психогенных расстройств, связанные с полом и возрастом больного. Поэтому на практике в работе психолога с конкретными людьми необходим идеографический, индивидуально-личностный подход.

Еще в 30-е годы С.Л.Рубинштейн, вопреки распространенным в отечественной психологии тенденциям к нивелировке индивидных свойств, не сбрасывал со счетов значимость врожденных особенностей в формировании личности. Позже Б.Д.Ананьев рассматривал личность как понятие целостное, отмечая что взаимодействие биологического и социального начала в формировании личности проявляется не только в первые дни и годы существования человека, но продолжается всю его жизнь.Эти идеи нашли свое развитие и в работах В.Н.Мясищева, который характеризует личность человека как систему социальных отношений, подчеркивая при этом необходимость учитывать биологические и конституционально-индивидные свойства.

Роль биологического фактора в развитии личности подтверждают многочисленные работы известных психофизиологов - Б.М.Теплова, В.Д.Небылицына, В.С.Мерлина, Э.А.Голубевой, В.М.Русалова и др. Дж.Г.Оллпорт, опираясь на теорию открытых систем Берталланфи, сравнивал закономерности, присущие устойчивой структуре личности, с гомеостатическими процессами целостного человеческого организма. Работы Ю.А.Александровского и его школы убеждают в том, что биологические меры воздействия при лечении невротических расстройств способствуют оптимизации социально-психологической адаптации.

Развитие научных идей в психологии с годами все больше сближает полярные точки зрения и становится очевидным, что "соотношение личного и социального в психологии - трудная дорога от непримиримости этих двух категорий к их неразрывности" (Д.А.Леонтьев, Вестник психологии МГУ, 1996,№ 4).

Проведенные автором данной статьи многолетние исследования (более 8000 человек) послужили базой для создания собственной концепции понятия личность, основанной на парадигме преемственности разных уровней психических функций. Это - теория ведущих тенденций, которая утверждает, что из широчайшего спектра впечатлений об окружающем мире каждый человек присущим именно ему индивидуальным способом восприятия выбирает и осваивает определенную информацию, акцентируя свое внимание на одних явлениях и пренебрегая другими.

Эта индивидуальная избирательность по отношению к явлениям окружающего мира создает базу для формирования разных, по-своему неповторимых личностей при одинаковых средовых условиях. В основе индивидуально-очерченного стиля человека лежит та ведущая тенденция, которая пронизывает все уровни личности: и самые низкие, биологические, и его характерологическую структуру, и наиболее высокие ("вершинные") уровни личности, каковыми являются социальная направленность и иерархия ценностей человека.

Понятие "ведущая тенденция" - более емкое и динамичное, чем "черта", "свойство", "состояние": оно их всех объединяет и определяет направление их трансформации в разные периоды жизни и на разных уровнях самосознания. "Ведущая тенденция" - это дефиниция, которая включает в себя и условия формирования определенного личностного свойства, и само свойство, и предиспозицию к тому состоянию, которое может развиться под влиянием средовых воздействий как продолжение данного свойства. Правильно подобранная психологическая коррекция или психотерапия может, к примеру, способствовать усилению контроля над тревожностью, успешному овладению ситуацией. Напротив, неадекватные методы социального воздействия могут эту тревожность усиливать, что затрудняет адаптацию личности к сложным условиям.

Разработанная на базе теории ведущих тенденций типология личностных свойств не противоречит воззрениям многих отечественных и зарубежных психологов, но более строго упорядочивает их. Базисные типологические свойства, трансформирующиеся в процессе развития в психологические особенности, представлены схемой (рис. 1), на которой традиционные признаки интроверсии - экстраверсии в ортогональном соотношении дополнены другими противопоставляемыми свойствами: тревожностью - агрессивностью, ригидностью - лабильностью, сензитивностью - спонтанностью.

Типологическое свойство "тревожность", которое в рамках нормы выглядит как осторожность в принятии решений, ответственность по отношению к окружающим, социальная созвучность среде, при заострении проявляется состоянием повышенной тревожности, мнительностью, боязливостью, склонностью к навязчивым страхам и паническим реакциям, перерастая в структуре клинического состояния в тревогу.

"Стеничность (агрессивность)" в норме соответствует тенденции к самоутверждению и активной самореализации, но при усилении (акцентуации, патологическом заострении) эта черта проявляется обнаженным эгоцентризмом и склонностью к агрессивной манере самоутверждения вопреки интересам окружающих, вплоть до явных агрессивных высказываний или криминальных действий.

"Интроверсия" обозначает такую индивидуально-типологическую черту как обращенность индивида в мир собственных переживаний и фантазий, застенчивость, замкнутость, социальную пассивность. Патологическое заострение этой тенденции проявляется как аутизм. В противовес этому свойству "экстраверсия" - это общительность, обращенность в мир реально существующих ценностей, социальная активность; дезадаптивная форма этой черты - избыточное неразборчивое общение, неконструктивная социальная активность.

"Спонтанность" - это раскованное самоутверждение, наступательность, предприимчивость и стремление к лидированию, но при заострении этой черты или патологическом ее развитии проявляется выраженная импульсивность и противоправное поведение.
В сочетании с экстравертированностью и агрессивностью, эта черта формирует "сильный" (гипертимный) тип поведения.


"Сензитивность", проявляющаяся чувствительностью, ориентацией на авторитет более сильной личности, конформностью, чертами зависимости, при дезадаптации перерастает в депрессивное состояние, а в сочетании с "интровертированностью" и "тревожностью", формирует атрибутику типологически "слабой" (гипотимной) конституциональной структуры.

Противопоставляемые друг другу типологические свойства ригидности и лабильности (подвижности) формируют в свою очередь два полярных типа, представляющих собой смешанные варианты по отношению к чисто гипертимному и чисто гипотимному. Один из них - "ригидный" - характеризуется сочетанием субъективизма интроверта с инертностью (тугоподвижностью) установок и настойчивостью личности, склонной к педантизму и настороженной подозрительности. Патологическое его проявление - эксполозивность (взрывные реакции) и паранойяльность.

Другой - "лабильный" - отличается выраженной изменчивостью настроения, мотивационной неустойчивостью, повышенной эмотивностью, чертами демонстративности (личность, ищущая признания), перерастающий в истерический паттерн поведения при дезадаптации.
Промежуточные характеристики представляют собой сплав соседствующих на схеме свойств, синтез двух ведущих тенденций, формирующих дериватные свойства, проявляющиеся в стиле межличностного поведения индивида. Это - "конформность", "компромиссность", лидерство" "коммуникативность", "социальная пассивность", "социальная активность, "индивидуализм", "неконформность" .

Среди женщин чаще встречаются сензитивный, тревожный и эмотивный типы реагирования, уходящие корнями в тормозимые и лабильные свойства. Среди мужчин чаще можно наблюдать спонтанный, агрессивный и ригидный типы реагирования, базирующиеся на импульсивных, возбудимых и тугоподвижных свойствах нервной системы. Кроме того, некоторые сочетания не соседствующих на схеме тенденций дают новые типологические паттерны. Так, комбинация "спонтанности" с "интроверсией" характерна для экспансивных шизоидов, а склонность к перепадам настроения (колебания между "интровертированностью" и "экстравертированностью") свойственна циклотимным личностям.

Изучение индивидуального стиля когнитивной деятельности в сравнительном анализе с типологическими особенностями позволило обнаружить следующие закономерности: социально активные коммуникабельные экстраверты отличаются преобладанием правополушарных характеристик и освоение новой информации им дается легче через разговорное общение. Среди них эмоционально лабильные и тревожные личности отличаются художественным, наглядно-образным типом восприятия, склонностью к опоре на цельно-чувственные образы. Спонтанные, неконформные личности больше ориентированы на собственную интуицию. Для спонтанно-стеничных личностей характерна тяга преимущест-венно к двигательной активности.

Социально пассивные интроверты в большинстве своем относятся к левополушарному когнитивному стилю. При этом лица, типологически относимые к сензитивным и тревожным (конформным и зависимым) личностям, больше ориентированы на вербальный стиль освоения материала (через словесную информацию). Социально пассивные индивидуалисты и ригидные личности усваивают и передают информацию, пользуясь языком символов, формул и цифр. Их стиль мышления - системный, синтетический, прагматичный, складывающий целое из отдельных составляющих деталей.

Сбалансированность и умеренная степень выраженности разных типологических свойств отражает стабильность и уравновешенность гармоничной личности. При дезадаптации эти тенденции усиливаются и заостряются в зависимости от предиспозирии. Нарушенный баланс уравновешенных тенденций и представляет собой клинически очерченные симптомы. Но и при наличии психических расстройств личность больного не исчезает, не разрушается сразу.

Личность - понятие многомерное, каждый ее нижележащий уровень более примитивен, но содержит в себе зачатки тех структур, которые на более высоком, более сложно организованном уровне предстают в виде индивидуально-личностных образований, а в дальнейшем развитии психики претворяются в социальные аспекты человеческого бытия. Если по вертикали тенденция пронизывает разные аспекты личности - темперамент, характер, личность, состояние, - то по горизонтали тенденция включает в себя индивидуальный стиль, проявляющийся в основных подструктурах личности: мотивационная сфера, эмоциональные особенности, когнитивный стиль и коммуникативные свойства.

Интеграция личности в целое реализуется через самосознание, самооценку и самоконтроль, составляющие реальное "Я" человека, при этом его идеальное "Я" определяет то направление, в сторону которого намечены субъективные перспективы дальнейшего развития личности. Самосознание формируется через сравнительный анализ чувств, мнений и поступков индивида с переживаниями, мыслями и поведением окружающих лиц. Проявляясь на более первичных, несформированных уровнях самосознания как типологические базисные черты, ведущие тенденции постепенно (по мере созревания личности) перерастают в личностные свойства. При заболевании происходит обратный процесс - нарастает дезинтеграция личности, проявляющаяся сперва снижением самоконтроля, а далее и к нарушенному самопониманию и некритичности.

Личностный конструкт обладает определенным диапазоном колебания (изменчивости); при этом у каждого индивида имеются те границы, в пределах которых определенные характеристики могут менять свою интенсивность. Именно за счет колебаний возможна та амортизация, которая облегчает приспособление человека к меняющимся условиям окружающей его жизни. Рарушение адаптационных ресурсов и приводит к психическим расстройствам.

Если представить себе систему "личность" схематически как некое дерево - "древо личности", то почва, на которой оно произрастает, это - генетическое наследство. Корни вбирают в себя генотипические свойства родителей, которые проявляются врожденными свойствами, особенностями темперамента. Ствол древа личности представляют формирующийся в процессе взаимодействия базовых особенностей с окружением характер человека, в котором взаимосвязанными и взаимовлияющими являются такие подструктуры личности как эмоции, интеллект, мотивация и коммуникативный стиль. Крона древа личности охватывает сферу интересов, социальной активности, морально-нравственных устоев личности. Ее в значительной степени формирует окружение, среда, но и высшие уровни личности в значительной степени определяются избирательным тропизмом индивида к одним ценностям, сферам интересов и видам деятельности и отталкиванием от других.

В соответствии со сказанным выше, разработанная автором данной статьи методология психодиагностического исследования рассматривает личность с позиций целостного подхода как многомерную модель. Вертикальный вектор исследования использует сравнительный анализ (снизу доверху) данных, полученных при последовательном изучении разных уровней самосознания: 1)бессознательного, то есть неосознаваемых переживаний; 2)объективной картины образа "Я"; 3)субъективной самооценки актуального и идеального "Я". Горизонтальный вектор - это параллельное изучение индивидуально-стилевых характеристик 1)мотивационной сферы; 2)эмоциональных особенностей, 3)межличностного поведения и 4)интеллектуальных способностей. Третий вектор - лонгитюдный - изучает динамические свойства, диапазон изменчивости индивидуально-личностных свойств, обуславливающий адаптивные свойства личности в меняющейся среде.

Для реализации многомерного психодиагностического исследования, как показал опыт, наиболее эффективным является набор психодиагностических тестов, позволяющих охватить все векторы. Во главе угла модели психодиагностического исследования для определения базисных индивидуально-типологических свойств, лежит специально разра-ботанный индивидуально-типологический опросник ИТО, лаконичный и удобный для использования в любых условиях. Он содержит всего 91 вопрос-утверждение, шкалы лжи и аггравации, и позволяет оценить выраженность каждого типологического свойства по следующей градации: норма, акцентуация, дезадаптация.

Многофакторный метод СМИЛ раскрывает объективную картину внутреннего "Я" индивида, тест межличностных отношений ДМО показывает, как соотносится субъективная самооценка и идеальным "Я", метод цветовых выборов МЦВ (адаптированный тест Люшера) обрисовывает особенности актуального состояния, а данные метода портретных выборов (тест Сонди) раскрывает глубинные механизмы психологического конфликта и корни патологических проявлений. Исследование можно дополнить интеллектуальными тестами Айзенка-Гобова, культурно-свободным тестом Кеттелла и экспериментально-психологическими методиками. Компьютеризированные версии психодиагностических тестов значительно упрощают работу психолога.

Приведенная выше модель психодиагностического исследования позволяет провести грань между "нормальными реакциями на ненормальные условия" (Лейбниц) лиц психической нормы, невротическими реакциями и другими формами психических нарушений. При этом большое значение имеют выявленные рассогласования в вертикальном векторе (между показателями методик, апеллирующих к разным уровням самосознания) и результаты динамических аспектов лонгитюдного вектора, которые помогают определить как устойчивые, так и изменчивые характеристики личностного паттерна, а также диапазон изменчивости индивидуально-личностных свойств. Эти данные имеют важную прогностическую роль, так как позволяют судить об индивидуальной стрессоустойчивости не по отдельным пикам или шкалам, а по соотношениям различных показателей психодиагностических тестов.

Изучение репрезентативной группы больных 12-й клинической больницы с использованием индивидуально-типологического опросника ИТО показало, что у больных неврозами с наличием в клинической картине заболевания ипохондрической симптоматики было выявлено преобладание тормозимых черт: тревожности, сензитивности, интровертированности (p = 0,84), что сопровождалось пиками по 1-й, 2-й, 3-й, и 7-й шкалам, повышением 0-й шкалы в профиле СМИЛ и высокими баллами тревоги по методу цветовых выборов.

У больных, отличавшихся выраженной эмоциональной неустойчивостью, с истероидными проявлениями и склонностью к фиксированным страхам, отмечалось значительное преобладание показателя лабильности на фоне повышенной тревожности. При этом по данным СМИЛ отмечались профили с пиками по 3-й и 7-й шкалам. Преобладание в структуре клинической картины астено-депрессивных невротических расстройств оказалось достоверно связано с гипостеническим типом реагирования, признаками преобладания интровертированности, сензитивности, поданным СМИЛ отмечалось повышение профиля по 2-й и 7-й шкалам при низкой 9-й шкале, интровертно астеническая реакция по данным цветового выбора. При навязчивых страхах у больных была выявлена достоверная связь (p = 0,88) с равновысокими показателями тревожности и эмоциональной лабильности при смешанном типе реагирования. При этом по данным СМИЛ наблюдались профили с пиками по 7-й и 3-й шкалам, высокие баллы тревоги по методу цветовых выборов МЦВ.

У больных с преобладанием в клинической картине истерических проявлений выявлена достоверная связь (p = 0,73) эмоциональной лабильности и ригидности. При патохарактерологическом развитии личности наряду с сензитивностью и тревожностью были выявлены признаки включения стенических черт (ригидность, спонтанность, агрессивность). Параллельно выявлялись профили СМИЛ с высокими 3-й и 6-й шкалами, сочетание черных цветовых таблиц с красными или зелеными на первых позициях.

При алкоголизме следует обращать внимание на признаки эмоциональной незрелости (высокие баллы по экстраверсии и спонтанности) и заострение черт гипертимного круга - агрессивности, ригидности, изредка - лабильности по данным ИТО, что отражается в профиле СМИЛ соответственно показателями 4-й, 9-й, 6-й или 3-й шкал.

Изменения личности при шизофрении весьма разнообразны и зависят от формы, течения и длительности заболевания. Естественно, неврозоподобные проявления на начальных этапах отражаются преобладанием показателей тревожных, сензитивных и интровертных индивидуально-типологических черт, т. е. рисунок эмоционально-личностных переживаний практически ничем не отличается от таковых при психогенных расстройствах. И лишь наличие нарушений в сфере мыслительных процессов (если таковые имеются) может способствовать уточнению диагноза.
Ипохондрические расстройства в рамках эндогенного заболевания сопровождаются повышением шкал тревожности и сензитивности, а также первой шкалы СМИЛ, но, в отличие от неврозов, профиль не отражает тревожной обеспокоенности и депрессивной реакции, однако отмечается повышение 8-й шкалы шкалы индивидуалистичности.

Паранойяльные расстройства сопровождаются повышением показателей ригидности в ИТО и 6-й шкалы СМИЛ. А так как и при ипохондрическом и при паранойяльном синдроме в рамках шизофренического процесса снижение когнитивных функций может долго не наболюдаться, то дифференциация зндогенных и психогенных расстройств значительно затруднена. Известную помощь в этих ситуациях могут оказать исследования с использованием глубинных проективных методов психологической диагностики - метода восьми влечений Сонди или теста Роршаха.
Параноидная симптоматика, симптомы дереализации-деперсонализации отражаются в профиле высокими показателями 8-й и 7-й шкалы, повышением индивидуалистичности и тревожности, а синдром аутичности проявляется высокими 8-й и 0-й шкалами при низкой 9-й, усилением факторов индивидуалистичности и интровертированности при значительном снижении оптимистичности и экстраверсии. При психопатоподобной форме шизофпении отмечается соответственное усиление гипертимных типологических характеристик, 4-й и 9-й шкал СМИЛ.

На основании полученных данных можно сказать, что рисунок эмоционально-личностных проявлений, отражающихся в показателях психодиагностических тесов, лежит в основе клинической картины и в гораздо большей степени зависит от преморбида, чем от самой нозологии.

Применение теоретически обоснованной психодиагностической модели изучения индивидуально-личностных свойств способствует упорядоченному подходу при разработке новых, оригинальных психодиагностических методик и модификации известных зарубежных тестов. Сформированные на этой основе методики обладают большей надежностью, так как данные всех используемых методик оказываются сопоставимыми и рассматриваются в едином феноменологическом ключе.

Опыт показывает, что своевременно проведенное в клинике психических расстройств психодиагностическое исследование способствует правильно выбранной лечебной стратегии, а также служит фундаментом для разработки дифференцированных мер психологической коррекции отклоняющихся от нормы форм поведения с ориентировкой на индивидуально-личностные особенности.

При этом данные психодиагностики помогают врачу или психологу формировать у больного более адаптивный стиль поведения с использованием в качестве базы тех личностных ресурсов и наиболее сильных, сохранных сторон личности, которые выявляются в контексте многостороннего психодиагностического исследования. Такой подход не только помогает специалистам решать различные проблемы в едином методологическом ключе, но и способствует сближению разных психологических школ и направлений, давая им возможность найти общие точки соприкосновения.

2000 год.







Поиск информации на сайте

Rambler



Rambler's Top100





Рассылки@Mail.ru
Физическое и психическое развитие ребенка




Архив номеров и
условия подписки на журнал.


Яндекс цитирования







Google Groups Детская психология
Просмотр архивов на groups.google.ru