психология, психотерапия, психиатрия, педагогика московский психологический журнал
 
психология,  в началоВ начало
сайта
Главная страница сайта
Тематический каталог
Авторский каталог
Каталог публикаций "Московской Психотерапевтической Академии"
Каталог интернет - публикаций по психологии
Психологический словарь
Ссылки
Доска объявлений
К нашим читателям
Психологическая помощь
e-mail: office@mospsy.ru

психология, форумыПсихологические
форумы

Психологический форум Собчик Людмилы Николаевны
Форум по психолингвистике Белянина Валерия Павловича
Консультации профессора Белянина В.П.

статьи по психологииСодержание
номера 10
Обложка номера
Психиатрия и медицинская психология
Системные психоневрологические расстройства у детей и подростков. Михаил Буянов.
Психотерапия
Пациентам о психотерапии. Отто Эренберг и Мириам Эренберг (перевод С.А.Белорусов).
Идея "другого" и сценарные решения. Тимофеев Д.С.
"Здесь и теперь" в контакте матери и ребенка (как быть плохой матерью). Наталия Кедрова.
Особенности терапевтической позиции психолога при работе с аутичными подростками. Игорь Костин.
Системная семейная расстановка по методу Берта Хеллингера. Владимир Волков.
Детская и педагогическая психология
Психологические занятия с дошкольниками "цветик-семицветик" Куражева Н.Ю., Вараева Н.В.
Развитие творческого мышления ребенка. Ю.Г.Тамберг
Психология здоровья
Батюшка, я - наркоман!. Игумен Евмений
Психология взаимоотношений полов
Недоброкачественная влюбленность - мания. Евгений Пушкарев.
Психология влияния и психологического насилия
Магия слов. Анна Пономаренко.




Московский психологический журнал. №10
Батюшка, я - наркоман! Игумен Евмений.

В январском выпуске Московского Психологического Журнала мы продолжаем публикацию книги Игумена Евмения "Батюшка, я -наркоман!". Начало публикации смотрите в декабрьском номере нашего журнала.
В этом номере мы знакомим читателя со следующими главами:
- Начало практической работы.
- Помогающее общение.
- Работа по постановке целей.

Начало практической работы.

Значение долготерпения и участия.

"И не может устоять то, что не основано на любви
Ибо одна только любовь не умаляется,
но сияет своим собственным светом.
Прекращает раздоры, смягчает жар ненависти,
восстанавливает мир и сводит вместе разлученных.
Искупает зло, помогает всем, не вредя никому.
И кто призовет ее к себе на помощь, не убоится зла,
Но найдет защиту и обретет вечный покой"
(Из раннехристианских рукописей).

лечение наркоманииЭффективного и гарантированного лекарства от наркотика не существует. Восстановление больного наркоманией - задача непростая не только из-за тяжести заболевания, но и по причине сопротивления лечению самих наркоманов.

Большинство наркоманов неприязненно относятся к лечению, не доверяет методам, применяемым врачами. Нередки случаи, когда наркоманы, за выздоровление которых родители заплатили огромные деньги, восстановившись в социальной жизни, встречают старых друзей, которые говорят им:
- Ну давай уж, раз ты бросил, вмажемся в последний раз.
И с этого "последнего раза" начинается новый виток, раскручивается новое колесо зависимости.

Пастырю ни в коем случае нельзя ругать человека за зависимость и заставлять немедленно отказаться от нее. Обычно это не приносит никакой пользы и разрушает доверие. "Берегись, - предупреждает святитель Тихон Задонский, - чтобы грешника в отчаяние не привести. В отчаяние может прийти грешник, когда с ним жестоко поступает иерей, греха тяжесть показует, а о великом Божием милосердии не изъясняет: надобно о сем случае иерею - и праведный суд Божий грешникам представить некающимся, а истинно кающимся неисповедимое Божие милосердие".

Если именно от священника человек получит импульс понимания, сочувствия, поддержки в тягостном состоянии своей наркотической зависимости, он будет благодарен пастырю до конца дней своих, вне зависимости от того, насколько много сил он вложил в действительности. Вот что пишет об этом архимандрит Киприан Керн:

"Если священник умеет подойти к грешникам вообще, если он развил в себе пастырское чувство сострадающей любви, если он хочет быть для своих духовных детей не грозным обличителем и сухим моралистом, готовым найти на всякий проступок соответственную епитимью или нотацию, а настоящим духовным отцом и понимающим другом, то ему, конечно, как бы ни был скрытен его юный собеседник, удастся расположить его к себе, внушить доверие и потребность искренне поведать о своих грехах и проступках" (Проф. Архим. Киприан Керн, Цит. соч.)

Для действенной помощи человеку, который решил освободиться из сетей зависимости, краткого общения недостаточно. Найдет ли пастырь время и силы жертвенно отдаться служению пришедшему за помощью наркоману, или он скажет традиционные слова о том, что необходимо поститься, читать утренние и вечерние молитвы, пособороваться, съездить на "отчитку", утешив свою пастырскую совесть мыслями о том, что "сделал все, от меня зависящее"?

Пастырю необходимо помнить, что наркоман - это человек, который в детстве недополучил родительского внимания, тепла и любви, человек, которого родители не научили мужественно смотреть в лицо жизненным трудностям, человек, у которого, возможно, не было ни одного по-настоящему близкого друга, человек, не научившийся доверять. Восполнить все это - одна из задач священника, к которому наркоман обратился за помощью. Он может стать другом, родителем, учителем, который поможет, поддержит его на этом пути к взрослению, к личностному росту.

Можно поговорить с ним о его детских годах, спросить о том, как его называла мама, какие важные переживания были в то время, о чем он мечтал в детстве, кем хотел стать. Стоит поинтересоваться, какие были отношения в его семье, хватало ли ему материнской, отцовской любви в детстве.

Общаясь с наркоманом, пастырю необходимо предложить ему припомнить те самые важные в своей жизни точки поворота, моменты, когда он принимал решение освободиться от наркотика и начать новую жизнь.

Иногда эти моменты носят далеко не "углубленно-философский" характер. Один наркоман рассказывал мне о том, что однажды, проснувшись после ночи, проведенной с наркотиком в компании друзей, он обнаружил то, что кого-то из его друзей стошнило прямо на ковер... возможно, это именно его и стошнило. Человек, увидев этот ковер перед собой, настолько испугался того, что мог захлебнуться собственной рвотой, настолько осознал, что всю свою жизнь он превратил в подобную рвотную массу, что эта минута осознания оказалась для него точкой поворота. С того момента он решил больше не принимать наркотики и до сих пор остается верным этому своему решению.

Известен и другой случай, когда один человек решил бросить, целый час прождав под дождем своего поставщика героина. После долгого времени ожидания он вдруг сказал себе: "Зачем я торчу здесь, как дурак, как несчастная, забрызганная грязью собака?" Это ощущение промерзлости и глупости, никчемности того, что он делает, было переломной точкой. Унижение и холод дали ему силы отказаться от наркотика и обратиться за помощью.

Не только алкогольная и героиновая, но и другие зависимости действуют подобным образом, ввергая человека в непереносимое внутреннее балансирование между "я" и "не я".

Грех наркомании состоит в том, что наркоман не принимает реальный Богозданный мир, пытаясь исказить или уничтожить действительность. А теперь представьте себе, каковым может быть внутренний мир человека, который до такой степени не принимает окружающий мир, себя, других, Бога. Подумайте, насколько несчастны эти люди, насколько они действительно нуждаются в вашей помощи, в вашем участии.

С этой точки зрения будет уместным подумать об одной из основных пастырских задач: научить человека принятию жизни, помочь восстановить отношения с Богом, разрушенные связи с другими людьми, самим собой, окружающим миром.

Значение личностных качеств пастыря.

Священник - не обыкновенный христианин, не обыкновенный человек,
но соучастник искупительного подвига Христова, носящий в душе
своей множества душ, ему вверенных.

(Митр. Антоний Храповицкий).

Священник, который хочет посвятить себя деятельному служению людям, должен быть человеком, у которого достаточно глубоко и целостно решены личные христианские задачи, достаточно ясно и четко сформулированы собственные ценности и определены жизненные цели. В своей религиозной и церковной деятельности такой пастырь должен быть человеком, который предельно искренен сам с собой. Любая нечестность, любая неискренность, любая формальность, любое слово, сказанное только потому, что его надо сказать, а не потому, что оно переживается, потому что "так написано", а не потому что это стало реальностью жизни, сразу же замечается окружающими людьми.

Искренность с самим собой подразумевает неподдельность, честность и целостность внутреннего мира пастыря, который знает свои возможности, сильные стороны и недостатки. Он может выразить свои чувства и свои суждения по тому или иному поводу достаточно вежливо, не задевая других людей, и в то же время достаточно живо и искренне.

Пастырь, как ученик Христов, во всем старается быть похожим на своего Божественного Учителя.
Господь наш Иисус Христос никогда не скрывал Своих чувств. Он плакал с плачущими, радовался с радующимися. Раздражение и гнев на фарисеев, тоску перед крестными страданиями и страх, любовь и человеческую искренность - все это проявлял Он открыто и искренне, являя нам пример цельного Человека (Лук, 19, 41; Лук, 8, 33; Мк., 14, 33; Мф. 10, 21). Самое главное, Он всегда поступал так же, как учил. Люди видели, что Он в самом деле глубоко переживает то, что проповедует, искренне убежден в том, о чем говорит.

Неоднократно Он призывал Своих учеников учиться у детей. Ведь они чистыми сердцами видят, насколько искренни их родители, проживают ли они то, о чем говорят. Ученики очень быстро распознают, насколько искренни учителя, когда говорят о своих идеалах, ценностях, верят ли они в то, чему учат, и любят ли предмет, который преподают.

Кроме молитвы о болящем и окормляемом человеке в храме на Богослужении, кроме искренней заботы о нем в рамках взаимного отношения и общения, истинный пастырь носит в душе своей постоянную молитвенную заботу о множестве душ ему вверенных, молитвенное предстояние перед Богом. Но, кроме этого, пастырю очень важно иметь убеждение, что, помогая этому человеку, он находится на своем месте, что эта работа и есть его главная задача сейчас, в это время, что живые люди, окружающие его - это не "искушение" и не помеха его духовной жизни, а самое основное поручение Божие. В противном случае действия пастыря будут носить функциональный, а не духовный характер.

Любой из методов работы, который мы предлагаем далее - это только направление того, как об этом стоит подумать, куда можно двигаться. Все зависит от цели. И если вы будете что-то из предлагаемого осуществлять практически, то сделайте это максимально искренне.
Пастырь в своей работе с наркотически зависимыми ребятами, как и в других любых ситуациях, должен обладать определенной мерой смирения, иметь подлинное уважение к ближнему, ищущему, заблуждающемуся, грешному или сомневающемуся, навыком принятия человека таким, каков он есть. В жизни большинства из нас, безусловно, были такие люди.

Митрополит Антоний Сурожский приводит наглядный пример пастырской любви в своих воспоминаниях:
"Я помню одного священника, тогда еще совсем молодого, который мне казался очень ветхим, потому что я был мальчиком десяти лет. Он меня очень поразил. Его звали отец Георгий Шум-Он был священником нашего детского лагеря. И нас, всех мальчиков, поражало в нем то, что он умел нас всех любить без разбора. Когда мы были хорошими, его любовь была ликующей радостью. Когда мы отпадали от благодати, делались плохими, его любовь не менялась, но она делалась острой болью, которая нас оздоровляла и меняла. В то время я о Боге ничего не знал. Это меня поразило и осталось в моей памяти и в моем сердце. Это раскрылось, когда я о Боге узнал. Бог нас любит именно так. Он ликует, и Он умирает на кресте. Острая боль в сердце отца Георгия стала возрождением нашим и возрождением других людей. Многие из нас переменились от того, что не могли вытерпеть, видя его страдания" (Митр. Антоний Сурожский. Ступени. Изд. Свет Православия, 1998 г.).

Очень важно, чтобы пастырь взял за правило не брать на себя смелость принимать решения за людей по поводу их жизни. Смелость решения всегда должна исходить от человека. Посмотрите, как это делал Господь Иисус Христос: Он всегда поддерживал людей, когда они падали, но готов был отпустить тех, кто хотел отойти от Него (Иоанн. 6, 67).

Пастырь должен быть готов к тому, что со стороны "сознательных" прихожан он может встретить непонимание своей работы. Но нужно быть заранее готовым, что это может произойти. За осознание собственной пастырской ответственности и следование своему предназначению, человеку даруется дерзновение от Господа, встречавшего в Своей земной жизни непонимание и человеческую злобу со стороны людей, свято блюдущих и хранящих нерушимую религиозную форму, но не имеющих знания о тайне христианства, которая состоит в жертвенной сострадательной любви.

Исцеление непростым путем перерождения.

Исцели меня, Господи, и исцелен буду;
спаси меня, и спасен буду;
ибо Ты хвала моя.

(Иеремия 17, 14).

Святитель Игнатий Брянчанинов в одном из своих писем говорил, что благодать Божья может воссоздать человека в считанные мгновения. Поэтому пастыри, которые в своей практике встречаются с необходимостью оказать помощь попавшему в беду человеку, должны, прежде всего (вопреки всякому здравому смыслу, подсказывающему о грядущих вместе с обратившимся хлопотах и проблемах) ОБРАДОВАТЬСЯ тому, что еще одного человека Господь привел к покаянию, поручив именно ему эту задачу.

Если наркоман начинает сожалеть о своей жизни, каким-то образом каяться, переживать, смотреть на свою жизнь по-иному, то у него всегда остается надежда на то, что благодать его коснется, и он, может быть, исцелен в один миг - чудом. Однако, прежде всего, необходимо ориентировать наркомана не на чудо, а на непростой путь перерождения. (Вставка Артура: Я почувствовал изменение только тогда, когда понял, что главная цель моей жизни есть спасение души, а не исцеление от наркомании. Каких-то сверхъестественных событий со мной не происходило. Я просто понял, что это (т. е. наркотики) мне больше не надо).

"Самая жизнь убеждает нас в том, что именно внутреннее пастырское настроение священника является главным условием для нравственного созидания ближнего. Действительно, если мы обратим внимание на то, как даже в обыденной жизни может переламываться порочная воля человека под влиянием другой воли, то увидим, что здесь действующею силою является не столько рассудочная убедительность философа, не столько даже пример праведника, сколько исходящая из сердца сострадательная любовь друга. Правда, любовь усиливает и сознательное рассудочное влияние: человек, проникнутый любовью, более чем какой-либо другой, может почуять законы нравственной жизни и всегда бывает в большей или меньшей степени психологом и даже философом.

Другая сторона, разъясняющая чисто естественное, общепонятное влияние любящего человека, понятна: человек сострадательный всего скорее может понять и личную жизнь данного страдальца, качество его духовного недуга или его индивидуальную природу; тем более понятным становится значение этой силы, когда она соединяется с образованием, знанием закона Божия и жизни. Но, во всяком случае, главное условие этого воздействия заключается не в учености, не в психологической тонкости нравственного деятеля, а в чем-то другом, что не нуждается ни в каких посредствах, ни внешних проявлениях, или же что остается при всех этих проявлениях не определившимся вовне, а непосредственно вливается в душу наставляемого", - пишет митрополит Антоний Храповицкий (Митр. Антоний (Храповицкий), Пастырское Богословие, Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского Монастыря, 1994 г., стр 20).

Необходимо упомянуть и о том, что наркоману, который оказывается на попечении священника, важно дать проговорить и переосмыслить свою наркоманию. Не все люди могут откровенно рассказывать о том, что является для них предметом их зависимости. Им стыдно об этом говорить, особенно перед авторитетными для них людьми. И совершенно колоссальный и потрясающий опыт испытывает человек, который проговаривает свои прошлые ошибки и нынешние душевные переживания, но это не встречает при этом ни осуждения, ни укоров, а, напротив, - любящее принятие и понимание.

Наркомания является болезнью, которая проистекает от отсутствия навыка правильного отношения к самому себе. Все мы прекрасно помним Евангельские слова: "Возлюби ближнего твоего, как самого себя" (Мк. 12, 31). Я встречал людей, которые предпочитали бы эту заповедь Божию, утверждающую любовь и к ближнему, и к самому себе, во второй ее части проигнорировать, акцентироваться на "ближнем", но слова Спасителя непреложны: себя любить нужно. Но что любить в себе? Наш "центр удовольствия" или нашу Богозданную личность, то, что является в нас образом Божиим? Безусловно, второе.

Зависимый человек прибегает к какому-либо "излишеству", когда ему становится плохо, и со временем этого "излишества" требуется все больше и больше. И постепенно человек начинает себя за это ненавидеть еще сильнее.

В основании любой дурной привычки, любой зависимости лежит, как правило, саморазрушение, отсутствии любви к самому себе. Если же такое поведение человек считает нормой, значит, он еще даже не осознал всей трагедии пути саморазрушения, на который встал.

В основе освобождения от любой зависимости, в том числе и наркотической, прежде всего, лежит восстановление евангельского отношения к себе.


О евангельском отношении к себе.

В связи с вышесказанным, хочется подробнее остановиться на теме евангельского отношения к себе. Итак, наш Господь учит нас. "Возлюби ближнего как самого себя" (Матф. 22, 39). Давайте поставим акцент не на первой части этого предложения, а на второй, а именно: "возлюби как самого себя", потому что самый ближний человек для нас - это мы сами. И как я могу любить других, если не люблю самого себя? Где я возьму образец для подражания? Человек может взять нечто только из своего опыта. Чужой опыт так и останется чужим.

Образец любви для нас - Христос, воплощенная Любовь. Он так полюбил человека, что отдал Свою жизнь на Кресте за каждого из нас. Чтобы каждый из нас стал подражать Ему и смог так же полюбить Бога, по слову Господа, он должен сначала научиться любить себя, а уж потом своего ближнего, по образцу этой любви.

Из чего состоит евангельское отношение, любовь к себе?
- Из мыслей по отношению к себе.
- Из чувств по отношению к себе.
- Из действий по отношению к себе.

Пастырь, возвеститель Божией любви, может сказать:
- Знаешь, Бог любит тебя таким, какой ты есть, сейчас.
В ответ наркоман может ответить:
- Почему же я этого не чувствую?

И задача пастыря объяснить человеку, что препятствием к осознанию любви Божией является грех. Грех нераскаянный и непринятый человеком, грех, который он отрицает в себе, вместо того, чтобы осознать его и попросить у Бога прощения.

Для Господа все мы - дети. И подопечный пастыря - это просто ребенок Божий, который упал в грязную лужу, но от этого не перестал быть Его чадом.

Один из самых важных признаков отсутствия евангельской любви к себе - это жалость к себе, постоянное чувство: "меня несправедливо обижают", "мне хотят навредить", "мир наполнен злыми и недобрыми людьми". Как помочь человеку преодолеть это? Научить его принять свой крест. А что же это такое? Крест для человека - это, прежде всего, он сам, жизнь, которую Господь поручил ему прожить. Помните, Иисус сказал расслабленному: "Встань, возьми постель свою и иди" (Мф., 9, 6). Постель - это образ прошлого. И ее надо нести. Куда? - Ко Христу. И Ему отдать, положить к Его ногам. И первое правило исцеления и лечения: прежде, чем начать лечиться, нужно принять свой крест, осознать все, что мне не нравится во мне и вовне и решить, во что я хочу преобразовать это с Божьей помощью.

Эгоист - это человек, который не любит себя. Он ненавидит себя, презирает, он несвободен. Он обижается, если другие люди замечают в нем то, что он в себе презирает. Он не принимает себя таким, каков он есть, он хочет быть неранимым и неуязвимым, и эти симптомы говорят о том, что в его душе - боль. Он постоянно хочет что-то доказать окружающим его людям.
Не любящий себя человек не имеет вкуса к жизни, его мучают депрессивные состояния, потому что где-то внутри он сказал смерти "да", он просто "доживает" свою жизнь. Ему никто уже не нужен, даже он сам.

Выйти из этого состояния уныния очень непросто, пока его поддерживают четыре негативные эмоции: обида (на себя, на свою жизнь, на других людей, на судьбу, на Бога), самобичевание, которое говорит о том, что человек недостоин любви (как будто можно заслужить то, что дается Богом даром), страх, который парализует любую деятельность, и чувство вины без раскаяния, которое заставляет искать наказания. Если пастырь поможет своему подопечному заменить эти четыре разрушительные эмоции поддерживающими, то уныние будет легко преодолимо, у него исчезнет подпитка, которая дает ему силы.

Зависимость - это очень характерный признак нелюбви к себе. Зависимость берет в плен дух, занимает в жизни все больше места. Потребность в постоянном чувстве удовольствия, поддерживаемая зависимостью, превращается для человека в идол, он начинает служить своему божку. Если зависимый человек лишается доступа к предмету своей зависимости и не обретает взамен высшего смысла, то он умирает: умственно, эмоционально, физически.

Есть еще одна причина нелюбви к себе, и связана она с детством, с первыми месяцами в утробе матери, с первыми годами после рождения. Если отец или мать (или оба родителя) ждали ребенка не того пола, если ребенок родился вследствие "необходимости" или потому что "так делают все", если с детства он об этом слышал от родителей, видел и чувствовал это в их действиях по отношению к нему, - у него могло сформироваться неправильное отношение к себе.

Наркоман - это человек с обесцененным ощущением собственной жизни. Обычно я спрашиваю такого человека.
- Как тебе кажется, сколько ты стоишь? Какова твоя цена?
И здесь можно услышать очень разные ответы...
- А в какой валюте? В каком смысле "сколько стою"? Ну, не знаю, тысяч десять... в рублях... или как еще?

Каждый человек для Господа - бесценен. Цена каждого из нас - смерть Сына Божия на Кресте.
Если ваш подопечный уверовал в Господа, то, чтобы начать непростой путь исцеления, пусть он прислушается к словам Спасителя: "Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее" (Мф. 16, 24:25). Только тот, кто понял, что Господь любит его больше, чем это возможно ему самому, может полюбить Бога больше, чем себя, и даже саму жизнь отдать за эту любовь.

И кому, как не пастырю Церкви следует объяснить заблудшему человеку, что значит любить себя в евангельском смысле - это значит, жить так, чтобы здесь, на земле, и в вечности быть с Богом.

Помогающее общение.

Первая встреча.

Берясь за нелегкое дело душепопечения, пастырь должен не
психиатра привлекать к своей работе, а самому не ограничивать
своей подготовки к душепопечению одними учебниками Пастырского
богословия, Нравственного богословия и аскетики, но познакомиться
хотя бы в некоторой мере с требованиями психологии и пастырской
психиатрии. Это нисколько не повредит его "духовности" и православности.

(Архимандрит Киприан Керн).

Святитель Григорий Богослов, много потрудившийся на поприще душепопечения, оставил множество наставлений о значении пастырского труда. Сравнивая труд медика и труд пастыря, он пишет:

"Я считаю нашу медицину гораздо труднее и значительнее, а потому и предпочтительнее той, что имеет дело с телами, - еще потому, что последняя мало заглядывает вглубь, но по большей части занимается видимым, тогда как наша терапия и забота всецело относится к сокровенному сердца человеку (1Пет. 3, 11), и наш бой - с врагом, который воюет внутри нас и противоборствует нам, который в качестве оружия против нас использует нас самих и, что самое ужасное, предает нас греховной смерти. Перед лицом этого нам необходимы великая и совершенная вера, большое содействие со стороны Бога, но не меньшая и с нашей стороны ревность.

Что же касается цели той и другой терапии, то для одной - это или сохранить существующее здоровье и благополучие плоти, или возвратить утраченное, для другой же - окрылить душу, вырвать ее из мира и отдать Богу, сохранить то, что "по образу", если оно цело, поддержать - если под угрозой, восстановить - если повреждено, вселить в сердца Христа при помощи Духа, и, короче говоря, сделать того, кто принадлежит к высшему чину богом и достойным высшего блаженства" (Святитель Григорий Богослов, Слово 2).

Вероятнее всего, первая ваша встреча с проблемой может произойти приблизительно таким образом.

К вам, приходскому священнику или настоятелю монастыря лично (или по телефону) обращается мама (или папа) наркомана с просьбой о помощи. После нескольких минут знакомства и предварительного общения, вы можете спросить ее (или его):
- А где же ваш сын?
- Он дома, - ответит родительница (родитель).
- Приходите-ка с ним (или: "Передайте ему трубочку"), - скажет батюшка.

Если знакомство с молодым человеком все же состоится, необходимо выяснить, кому нужно выздоровление, освобождение от зависимости. Нередко мамы обещают своим сыновьям золотые горы, если только он согласится пожить у такого-то батюшки хоть две недельки. Если у самого человека нет никакого желания бросать - помочь можно только маме.
При первой встрече стоит обратить внимание на то, кто отвечает на вопросы священника: мама или ее чадо.

Если на первые самые простые вопросы отвечает мама (вариант - подталкивает сына: "Ну, говори же, отвечай батюшке на вопрос!"), если она говорит "мы", имея в виду наркоманию "сынули", то мама - часть проблемы, в которой родилась наркомания, ее желательно бы отправить домой.
Возможно, она будет сопротивляться любым, даже самым мягким, попыткам решить проблему без нее.

Если мама - человек церковный, она будет уговаривать вас разрешить приезжать "хоть иногда" для того, чтобы именно здесь "причаститься", если нецерковный, - скорее всего, это будут попытки "посмотреть, в каких условиях он живет (или будет жить)" и что-то еще в этом роде. На самом деле, вероятнее всего, ей важно "держать ситуацию под контролем". Почему?

Желая выздоровления своему ребенку, мать часто неосознанно препятствует его вьздоровлению. Наркоман нередко - выгодный член семьи. Иногда наркомания сына или дочери - это то, что хоть как-то сплачивает их отца и мать, объединяющихся в борьбе за выздоровление ребенка. Стоит этой проблеме разрешить- они вновь сталкиваются с отсутствием отношений в семье, необходимостью разводиться, решать "квартирный вопрос" и т.п. Взаимоотношения в семье алкоголика или наркомана заслуживают отдельной книги, а мы вернемся к нашему подопечному.

Если выяснится, что наркоман на самом деле не ищет выздоровления, изменения, - что делать? Попытаться спровоцировать такое желание. (О том, как это сделать, будет сказано ниже). Священник, служитель Христа, должен обладать мудростью человека, способного мотивировать к изменению и выздоровлению.

Возможно, ваш подопечный не ставит никаких целей, связанных со спасением души и обретением сердечной молитвы. Но ведь никто из приходивших к Пастыреначальнику Христу и Его ученикам - Апостолам, первоначально не ставил высоких духовных целей. Эти цели рождались от соприкосновения с Ним, от общения с Ним. Если рядом с наркоманом окажется пастырь искренний, горящий, то и его подопечный возгорится этим огнем.

Обратившегося за помощью наркомана необходимо изолировать от окружающей его среды, "вырвать из контекста". Контекстом проблемы является место работы или учебы, друзья и семья наркомана. Нужно принять его в свой монастырь или взять его жить при небольшом сельском приходе. Желательно, чтобы это было подальше от тех мест, где проходила его наркоманская жизнь.

(Замечание Артура: Иногда это уместно, а иногда, если родители и близкие будут специально ограждать свое чадо от друзей, подруг, с которыми он употреблял наркотики, у него возникает чувство запретного плода. Все равно, рано или поздно, ему придется с ними встретиться. В моей жизни я старался не избегать этого контекста, а следить за внутренними движениями чувств, контролировать их и не бояться встреч с этими людьми. Тем самым у меня выработался иммунитет на воздействие наркоманской среды).

Обретение взаимопонимания.

Итак, чтобы быть истинным пастырем и нравственным
руководителем, нужно предварительно раскрыть в себе способность
совершенно открыто и искренно входить в общение с ближними,
отстранять от себя самовольную застенчивость и замкнутость.

(Митр. Антоний Храповицкий).

Священник может потерять очень много времени, выслушивая историю жизненных сложностей от наркомана. Но для начала, для первой встречи, не это важно. Лучше не дать человеку посредством рассказа слишком далеко вернуться в свое прошлое. Пусть при необходимости расскажет о том, что важно, что значимо для него в этой жизни, какие у него цели, чего он хочет достигнуть, ради чего решил бросить свое зелье.

На этом этапе задача священника - ПОСТРОИТЬ КАЧЕСТВЕННО НОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ с обратившимся к нему за помощью человеком, отношения, аналогов которым у наркомана до сих пор не было.

Пастырю необходима вера выздоровление пришедшего к нему человека. Вспоминается рассказ митрополита Антония Сурожского:
"Однажды в Москве, на ступенях гостиницы "Украина", молодым офицером мне был задан вопрос:
- Хорошо. Вы верите в Бога, а Бог-то, во что Он верит?
- Бог верит в человека, - ответил я ему.

Это очень важный момент в христианской жизни: вместе с Богом верить в человека, начиная с себя самого. Христос не напрасно нам говорит, что мы должны любить себя самих и ближнего, как самих себя. Любить - это быть готовым делать все возможное для того, чтобы любой человек ликовал в своей жизни, рос бы в полную меру своих возможностей и был бы достоин своего человеческого звания. Поэтому первое, чему нас учит Христос, когда мы делаемся Его учениками, - это верить в человека, надеяться на него, любить его далее ценой собственной жизни" (Митр. Антоний Сурожский. Ступени. Изд. "Свет Православия", 1998 г).

Кем для пастыря является обратившийся за помощью человек: самарянином, впадшим в разбойники, возвратившимся блудным сыном, или лишней обузой? Какие отношения пастырь хочет построить с ним? Сможет ли он поверить в полное выздоровление пришедшего к нему человека?
Отношения пастыря с обратившимся к нему за помощью наркоманом не всегда складываются просто. Если у наркомана не было по-настоящему близких людей, то у него нет никаких оснований доверять священнику.

Как установить отношения доверия? Исключительно одним способом: безоценочным принятием человека таким, каков он есть. Никакого труда не составляет принятие и симпатия по отношению к "правильному" церковному человеку, который регулярно ходит в храм, поет на клиросе, читает святоотеческую литературу. Но вот такого: безвольного, непостоянного, нечестного перед самим собой и перед другими, и при этом такого самоуверенного - как его полюбить?.. А без любви невозможно оказать человеку никакой деятельной помощи.

Даже если удастся найти в себе душевные силы относиться к наркоману с долей сочувствия и участия в его жизни, пастырю, в некоторых случаях, приходится пройти целый ряд "тестов на вшивость"...

Нередко при работе с молодежью священнику придется иметь дело с их психологической незрелостью. Иногда человеку по паспорту 25-27 лет, а по уровню ответственности и личностной зрелости он равен подростку не старше 12-14 лет. Личностная зрелость человека состоит в умении найти свое предназначение и следовать ему. Пастырю предстоит быть тем человеком, который поможет личностному росту и развитию человека.

На этом этапе отношений с наркоманами многие пастыри опускают руки, отчаиваются и разочаровываются в помощи этим людям. Но если это испытание удается преодолеть, остается надежда на то, что дальше будет легче... И добрым советом, и отеческим предупреждением пусть послужат для пастыря слова архимандрита Киприана:

"Особенно, может быть, важно советовать пастырю не поддаваться пессимизму и самоуверенности в его трудной и ответственной работе по окормлению душ. Исполняя свой пастырский долг, он должен все возлагать на милость Бога, не только нелицеприятного Судии, но и любящего Отца" (Проф. Архим. Киприан Керн, Цит. соч).

Во-первых, во-вторых, и, в-третьих, принять обратившегося за помощью человека как родного и выстроить с ним теплые человеческие отношения. Следует помнить, что наркомания - это кризис отношений с окружающим миром, приведший человека к нарушению отношений между телом и душой, неумение строить подлинно глубокие отношения с людьми.

Оказавшийся на попечении пастыря наркоман должен быть уверен: священник любит его и искренне хочет ему помочь. "Переламываясь", он может быть агрессивным, злым, лживым, будет провоцировать пастыря на ответные действия и поступки. Не следует поддаваться на эту провокацию! В данном случае действует не человек, а его болезнь. "Пастырю, как и всякому воспитателю, - пишет архимандрит Киприан,- дано развивать и воспитывать свободу человека в хорошем направлении. Наряду с этим пастырь должен разобраться в том, что у человека от него самого, а что от среды и рода" (там же).

В монастыре наркоману будет нелегко выстаивать "непонятные" службы и "скучные" правила. Но не нужно запрещать уйти, если станет совсем тяжело. В этих "отстаиваниях" еще, возможно, не будет ничего похожего на подлинно духовную или церковную жизнь. На первом этапе все дело в том, чтобы просто сменить ритм, заполнить жизнь (для начала чисто механически) иным содержанием.

В течение этого времени пастырь должен быть чутким и внимательным к своему подопечному, в добром и ненавязчивом общении обучать его глубоким, подлинным и здравым отношениям с другими людьми, корректировать его потребность в постоянном стремлении к "эмоциональной переполненности", обучать его эмоциональной сдержанности как состоянию, в котором возможно устремление к большей глубине понимания себя и своей болезни.


Как пастырю показать, что ему доверять можно?

Построение доверительных взаимоотношений - задача непростая. Радеющий о духовных чадах пастырь, подражая Пастыреначальнику Христу, старается затронуть самую глубину личности пришедшего человека, ту глубину, о существовании которой человек даже не подозревал... Вспомним, какой замечательный пример подобного прикосновения к человеческой душе показал наш Господь в Своей беседе с женщиной-самарянкой у колодца.

Для построения доверительных отношений существуют несколько простых правил. Прежде всего человека не стоит "грузить" оценками, обвинять его, долго и подробно рассказывать ему, что он "должен" и чего "не должен" (Если только дело не касается правил проживания в монастыре или при храме, эти рамки и ограничения лучше обговорить сразу).

В таком случае человек или сразу закроется, или (если нажим будет слишком сильный, а ваш подопечный окажется достаточно мягким в волевом отношении) окончательно сломается. Приходилось видеть, как под воздействием достаточно директивного пастырского руководства в людях окончательно рушилось волевое начало, они становились вялыми, апатичными и беспомощными. По какому-то странному недоразумению такое поведение называется "смиренным", полное отсутствие волевого начала считается для многих людей идеалом правильного духовного устроения.

Но ведь наша задача - помочь восстановить в пришедшем человеке волевое начало, вернуть ему право быть хозяином собственной жизни и научить его снова распоряжаться ею в соответствии с собственными ценностями и смыслами!

Святые отцы оставили нам описание того, что и как следует говорить в каждом конкретном случае: как узнать, когда быть построже, когда - помягче; в каком случае рассказать притчу, метафорическую историю, а в каком - предложить самому человеку рассказать, что он думает по тому или иному поводу; в каком случае нужно апеллировать к осознанию, а в каком - непосредственно к сердцу. Одним из наиболее замечательных классических источников подобного рода является "Слово к Пастырю" преподобного Иоанна Лествичника.

Безусловно, через благодатных старцев и духовников действовала особая духовная сила. Действие благодати Божией не поддается человеческому описанию. Однако преподобный Иоанн свидетельствует о том, что умение говорить с человеком на его языке раскрывать потаенные стороны человеческой души, строить доверительные отношения - навыки, которым можно (и должно!) обучиться.

Психологическая наука в последние годы довольно детально исследовала структуру человеческого общения. На основании изучения опыта людей, умеющих грамотно строить доверительные отношения и создавать желание измениться, было написано много книг и статей. Мы же остановимся здесь только на элементах помогающего общения, непосредственно касающихся работы с наркозависимыми.

К чему бы человек ни стремился, чего бы ни хотел достичь, он всегда имеет дело с другими людьми. И даже если человек имеет дело со многими организациями, в конечном счете, он будет общаться не с какой-то абстрактной организацией, а с конкретным человеком, представляющим эту организацию. Человек имеет дело не с медициной, а с врачом, не с юриспруденцией, а с адвокатом или с судьей, не с бизнесом, а с конкретным бизнесменом.

Всегда перед нами другой человек. И очень часто достижение наших целей зависит от другого человека, от того, какое впечатление мы производим на него, какие чувства у него остаются, когда он общается с нами, какие впечатления у него возникают в первый момент встречи. От этого нередко будут зависеть решения, которые он будет принимать, и от этого зависит, достигнем мы наших целей или нет.

Общение может быть эффективным или неэффективным. И будь это общение между родителем и ребенком, между врачом и пациентом, между учителем и учеником, между начальником и подчиненным или между людьми, находящимися на равных, если это общение будет удачным, то это произойдет потому, что оно следует определенным законам. Пастырю, как никому другому, нужно научиться действовать в соответствии с этими законами. И одним из этих законов является уважение к ценностям другого человека, с тем, что для него дорого и ценно.

Работа с людьми, зависимыми от наркотиков, должна происходить без конфликта с их убеждениями и ценностями. Означает это полное согласие пастыря с убеждениями и ценностями наркомана? Вовсе нет. Задача пастыря, не входя в полемику по поводу различных точек зрения на те или иные вещи, раскрыть альтернативу, необъятный мир духовной жизни. И если пастырю удастся это осуществить, человек сам сделает свой выбор в пользу Христианства. Доверьте ему сделать этот выбор.

Если наркоман поверит в то, что священник его понимает и принимает таким, какой он есть, общение сдвинулось с мертвой точки. В противном случае результат будет такой: "и здесь меня не поняли".

Важным для начала общения видится наличие смиренного отношения пастыря к пришедшему. Полностью уврачевать и решить проблему человека может только Господь. Оставим же Ему, Незримому, но реально присутствующему, место в вашем общении. Не стоит назидать, лучше просто делиться тем, что вы думаете по тому или иному обсуждаемому вопросу. В таком случае ваши слова будут ложиться в сердце вашего собеседника. Нотации же, как правило, вызывают внутреннее сопротивление.

Нередко приходится встречать ситуации, когда служители Церкви говорят о Боге слишком "по-книжному". Бывшие наркоманы рассказывали, что нередко пастырь, не построив доверительных отношений, никем не став человеку, нагружает его "правильными" понятиями и представлениями. Видится важным необходимость смещения фокуса внимания в пастырской работе с холодного морализаторства и назидательства на обретение человеком собственного пути к Богу.

"Нет ничего более опасного для дела миссии в молодежной среде, чем нравоучения и назидания. У молодого человека это сразу ассоциируется с нотациями, которые им годами читают родители и учителя. И происходит рефлекторное отторжение такого рода проповеди. К тому же люди церковные слишком часто бывают склонны прибегать к непривычной и трудной для непосвященных схоластической риторике, нередко обильно сдобренной цитатами на славянском языке.

Не исключаю, что у какой-то части молодежи все это может вызвать интерес, но, скорее всего, речь будет идти о людях, уже нашедших дорогу к храму, а вот те, кто всецело захвачены мирскими попечениями и поглощены страстями и соблазнами века сего, вряд ли откликнутся на подобное обращение к ним. Говорю об этом потому, что мне приходилось наблюдать реакцию молодежных аудиторий на такие выступления священников. И поэтому мы должны научиться разговаривать с современной молодежью на понятном и доступном ей языке"
(Митр. Смоленский и Калининградский Кирилл. Выступление на Съезде православной молодежи в мае 2001 года).

Пастырю нужно помнить, что словами выражается очень небольшая часть того, что мы хотим передать друг другу. Намного большая часть информации передается без слов: тоном голоса, жестами, мимикой. На формирование доверия и открытости влияет не столько то, что говорит священник, сколько как он говорит.

В любом общении на первых же минутах складывается определенная атмосфера между собеседниками. Эта атмосфера определяет дальнейший ход разговора, определяет, придем ли мы к согласию или не придем, удастся ли нам достичь наших целей или нет.

Первая встреча с незнакомым человеком имеет особое значение. Человек входит, вы здороваетесь, сказали друг другу буквально несколько слов, и уже с первых минут у каждого из собеседников возникли определенные чувства по отношению друг к другу. Их этих чувств складывается определенная атмосфера, которая и определяет 50-70 процентов того, что между вами произойдет потом.

Оказывается, от того, что происходит во внутреннем мире человека, его собеседник испытывает те или иные чувства. Внутреннее делание намного важнее внешнего. Если ты внутренне доброжелателен, то не очень важно то, что делаешь внешне: между вами возникает доброжелательная атмосфера.

И наоборот, если вы будете сидеть напротив человека, изображать доброжелательность, говорить правильные фразы, даже время от времени улыбаться, и думать при этом: "Да когда ж ты уйдешь?", человек будет чувствовать себя дискомфортно. Почему? Внутреннее состояние противоречит внешнему деланию, а внутреннее намного значимей.

Ниже хочу предложить несколько маленьких упражнений, которые помогут молодому пастырю усовершенствовать навыки построения помогающего исцелению общения.

Осознание собственных чувств.

Когда человек обращается за помощью к пастырю, важно первым делом помочь ему понять, что, прежде чем начать контролировать свои чувства, необходимо обучиться их осознавать. Замечено, что те чувства, которые человек пытается заглушить и проигнорировать в себе, начинают действовать в нем почти бесконтрольно. В общении нам необходимо дать понять обратившемуся за помощью человеку: что бы ни происходило с ним в прошлом - он безусловно принят пастырем таким, каков он есть.

Удивительно видеть, как в процессе обретения взаимопонимания жесткий, суровый и закрытый в себе человек вдруг может раскрыть пред, казалось бы, посторонним человеком, самую глубину своего сердца, выявляет потребность в общении, искренне признаётся в том, что он нуждается в поддержке, может даже расплакаться. Важно с уважением относится к недоверию человека, к его смущению, к стыду и не пытаться "разговорить" его, когда он действительно еще не готов общаться.

Наши эмоции и чувства помогают нам реагировать на опасность, любить ближних, понимать других, помогают выжить. Многие люди боятся своих чувств. Некоторых людей с детства обучают тому, что эмоции, чувства проявлять стыдно: "Мальчики никогда не плачут", "Хорошие дети так себя не ведут". Старшие нередко пугают детей, проявляющих свои искренние чувства, заглушая их с помощью грубых окриков и оскорбительных замечаний. На почве подавления эмоций и чувств могут возникать зависимости. Нереализованные душевные силы таким образом находят себе выход.

Если человеку нанесли душевную или физическую рану, а он не способен открыто проявить такие чувства как огорчение, страх, гнев, то в глубине души формируется отношение к жизни как месту, наполненному страданиями. Со временем человек начинает проявлять себя как "страдалец-по-жизни". Невыраженные чувства продолжают копиться, подобно большому снежному кому, который катится вниз, становясь все больше и грозя совсем раздавить человека. Накопленное страдание может так сжиться с человеком, что невозможно будет отделить реальную личность от созданного образа "страдальца-по-жизни".

Нередко поэтому говорят о человеке, что "Анна Ивановна всегда в убитом настроении", "Николаев вечно на всех кричит", "Елена постоянно чем-то обеспокоена".

Каждый человек имеет реальные жизненные потребности, которые неразрывно связаны с повседневной жизнью. Такие потребности как внимание, любовь, сочувствие, питание, безопасность, кров, общение, творчество, признание своей личности другими людьми не всегда удовлетворяются.

В раннем детстве ребенок не может объяснить окружающим, в чем он на данный момент нуждается. При таких обстоятельствах неосуществленные желания замораживаются на длительное время, и целые годы жизни могут быть потрачены на размораживание. Замороженные реальные потребности души человека - это потребности, которые не были удовлетворены тогда, когда он особенно в этом нуждался.

Например, если в детстве человек уединялся, чтобы поплакать, значит, его потребности в ласке, внимании, защите игнорировались окружающими.

Не давая проявиться такого рода переживаниям, у человека сформировался именно такой образ восприятия окружающего мира. Это могло происходить таким образом. Человек проваливался в "страдальческое" состояние:
- Никому нет дела до того, что мне необходимо сочувствие, понимание, поэтому я так горько плачу.
Или:
- Я никому не нужен, никто меня не любит.
Или:
- Я одинок в этом мире и все делаю для себя сам, потому что никому нельзя доверять.

Так формируется устойчивое ощущение одиночества, заброшенности, собственной ненужности. Если это переживание повторяется, то велика вероятность приобретения того, что из грустного ребенка человек превратится в грустного взрослого человека, который будет считать для себя невозможным даже самым близким людям доверять свои переживания. Такой человек может получить признание в обществе, на работе, состоять в браке, иметь детей, но все равно чувствовать себя одиноким и несчастным, отверженным когда-то ребенком.

Мне приходилось консультировать людей с замороженными душевными потребностями. У некоторых из них такие естественные потребности как потребность в любви, сочувствии, понимании, признании воспринимаются чуть ли не как смертные грехи. Человек начинает запрещать и замораживать эти потребности, что, в конечном итоге, может привести к срыву или к зависимости.


Как разморозить человеческую душу?

Как упражнение для размораживания чувств, в группах взаимопомощи предлагается такое упражнение. Участники соединяются в пары и выслушивают друг-друга по очереди в течение десяти минут. Засекается время, один слушающий только кивает и внимательно вслушивается, а другой говорит и произносит все, что он хотел бы произнести, и что кажется для него важным.

Во время беседы происходят очень интересные вещи. Люди чувствуют неловкость и ведут себя по-разному: одни - волнуются, смеются, пытаются сказать своему собеседнику хоть что-нибудь, считая, что молчание невыносимо. Другие, пользуясь случаем, буквально впитывают внимание. Эти люди выливают на собеседника все свои тревоги и печали, все свои сокровенные мысли. Некоторые в процессе слушания перетягивают внимание на себя, как они это делают и в обычной жизни, говоря: "Да, у меня тоже была такая ситуация".

Большинство людей в процессе общения жаждут слышать о себе и слушают только себя. Но пока человек говорит о том, что он думает и чувствует, вряд ли у него возникнет душевная связь с другим человеческим существом. Потому что если вы рассказываете о том, что думаете и чувствуете, в это время вы не уделяете внимание СОБЕСЕДНИКУ, вы уделяете внимание ТОЛЬКО СЕБЕ. Мы не говорим, что это плохо. Но мы утверждаем, что это вряд ли приведет к ощущению большей связи с кем-то другим.

Пастырь вряд ли сможет обрести большее взаимопонимание с наркоманом, который сидит перед ним, если он, пастырь, в это время находится внутри самого себя: находясь в собственных воспоминаниях, что-то переживая, - а потом рассказывая об этом собеседнику. Подобный подход не обеспечит священнику взаимоотношения с наркоманом. Подопечный, возможно, много узнает о том, что происходит во внутреннем мире батюшки, но за все время общения ПАСТЫРЬ не уделяет внимания ЕМУ.

В подлинном же общении другой человек - собеседник - является тем, кто фокусирует наше внимание. И когда мы открываем для себя другого не как человека, которого можно использовать для утешения себя, не как объект, интересующийся мною ("любимым"!), не как "свободные уши" для того, чтобы рассказать о себе, но как собеседника, который подлинно интересен нам, мы начинаем раскрывать целый мир.

Роскошь человеческого общения, мир внутренней глубины другого человека - это еще одна красота этой жизни, ради которой стоит оставить любую зависимость. Некоторые люди живут до 30, 40, 60 лет, так и не раскрыв другого для себя и не узнав, что такое другой человек, не узнав, что такое подлинная любовь.

Отсутствие любви, отсутствие близкого человека нередко ведет к зависимости. Зависимость в таком случае становится одним из способов выйти хоть куда-то из рамок своего трагического одиночества. Поэтому, наверное, самым лучшим лекарством от зависимости может стать любовь. Любовь как выход из себя навстречу другому. Любовь как выход из себя навстречу Богу. Вот эта способность дотянуться навстречу Богу, все-таки встретиться с Господом, соприкоснуться с Ним - довольно непростая задача и, как говорили святые отцы, невозможно любить Бога, Которого не видишь, если не любишь ближнего, которого видишь.

Построение глубоких и значимых отношений с Богом начинается с построения глубоких и значимых, подлинно открытых и беззащитных отношений с ближним. Беззащитных в том смысле, что человек не защищается от ближнего, полностью открыт ему, открыт как родному, как искреннему, открыт всей полнотой своего сердца.


Увидеть во взрослом ребенка.

Для того чтобы понять, как внутреннее состояние влияет на качество построения доверительных взаимоотношений, попробуйте просто разглядеть в лице пришедшего человека лицо ребенка 3-4 лет. Вы будете удивлены, с какой легкостью в лице взрослого проступают черты ребенка. Они здесь, с ним, они никуда не делись. Вы можете подумать о том, был он веселым или грустным ребенком, за что его ругали, за что хвалили, были ли у него друзья, подруги. Конечно же, как и у каждого ребенка, были у него свои маленькие детские секреты, свои мечтания.

После того, как вы посмотрели на человека, сидящего рядом, и своим внутренним взором представили его ребенком, послушайтесь к себе - что вы при этом чувствовали Чаще всего это чувства, которые человек испытывает по отношению к маленькому ребенку- чувство нежности, может быть, тревоги, желание защитить. Эти чувства настоящие, очень теплые, очень искренние, чувства, которые мы обычно испытываем по отношению только к очень близким и любимым людям. И это все возникло благодаря тому, что мы проделали внутреннее действие. Внешне не делалось ничего.

И еще, открою один маленький секрет: когда вы смотрите на человека и мысленно представляете его ребенком, очень часто тот, на кого смотрят, начинает вспоминать свое детство. Почему? Неизвестно. Что происходит? Практически мгновенно и очень просто создается атмосфера близости, доверия, открытости.

Не секрет, что к пастырю приходит множество людей, разных. И по-человечески они могут быть симпатичны или не очень, нравится своим поведением или видом. А вам нужно не только с ними говорить, но и расположить их к себе. Посмотрите на них и мысленно представьте, каким этот человек был ребенком. И он раскроется навстречу вам.


Прикоснуться к собеседнику.

Известно, что через прикосновение передается очень много эмоциональной информации. Одним прикосновением можно передать свои чувства, свое отношение к человеку.

Прикосновение к другому человеку - важная часть жизни пастыря. Мы прикасаемся к человеку,
когда преподаем благословение, читаем над его головой разрешительную молитву, совершаем Таинство Соборования, иногда - в процессе общения.

Важно понимать, прикосновение какого качества, какой силы, какого эмоционального содержания необходимо в тот или иной момент. Какое сообщение Вы хотели донести вашему подопечному, если бы это можно было сделать без слов, через прикосновение? В каком случае прикосновение будет уместным, а в каком нет?


Рассказ о себе.

Зависимые люди, возможно, не сразу откроют себя незнакомому человеку. Они уже не раз обожглись на непорядочности и давящем отношении мира взрослых, довериться кому-то снова бывает нелегко. У некоторых, когда они вплотную подходят к тому, чтобы рассказать о себе что-то важное и значимое, возникает ощущение внутреннего барьера.

Необходим определенный навык для того, чтобы помочь преодолеть этот барьер, помочь человеку высказаться. И здесь стоит подумать о разумном балансе между молчаливой готовностью выслушать и умением задавать раскрывающие вопросы.


Монолог или диалог?

Общение можно поделить на одностороннее - монолог и двустороннее - диалог. Одностороннее общение - один человек говорит, а другой не имеет такой возможности. Обычно это происходит в случаях, когда первый стоит выше по иерархической лестнице. Это может быть учитель, начальник, священник. Говорящему кажется, что он объясняет понятно, легко и доступно, а у тех, кто его слушает, могут возникать чувства неуверенности, подавленности, нервозности, злости на "свою бестолковость" и т.п.

Выход из этой ситуации простой: превратить одностороннее общение в двустороннее, обеспечить диалог, разрешить задавать вопросы, взаимодействовать. Только общаясь вместе люди могут установить взаимное понимание. А это цель любого общения. И это очень хорошо нужно помнить священнику.

Язык во многом формирует внутренний мир человека. Если вы хотите быть понятным только себе и говорить правильно со своей собственной точки зрения - тогда не стоит себя утруждать подыскиванием слов и фраз. Однако стоит помнить: если собеседник не будет уверен, что вы понимаете то, что происходит в его внутреннем мире, он вряд ли раскроется навстречу вам.
Если у вас есть интерес к человеку, и у него появился интерес к вам, то со временем непременно возникнет диалог, постепенно сформируется взаимопонимание.

О том, что в диалоге главное.

Важным моментом построения отношений в процессе душепопечения является умение обрести нужный баланс между выслушиванием человека и заранее поставленной целью и непосредственным течением беседы. Для первого общения (если вы решили последовательно и основательно помочь человеку) вряд ли удобна исповедь, ведь ваш подопечный может даже не знать, что такое "грех" и в чем конкретно ему нужно покаяться. Возможно, это будет одним из следующих этапов совместной работы. Уместнее посидеть и просто поговорить с человеком.

Переходя непосредственно к самому процессу помощи наркозависимым, пастырю необходимо уяснить для себя следующее:
- Какова моя роль в этом процессе?
- Кому: мне или моему подопечному, принадлежит решающая роль в выборе направления движения?
- Почему конкретный человек выбрал именно меня и почему он продолжает доверять мне?

- Каким мне видится процесс и конечный результат изменения?
- Насколько мой подопечный готов участвовать в процессе изменений?
- Что мне необходимо сделать в процессе помощи, зависящее исключительно от меня?
- Что должно произойти в результате совместной работы?
- По истечении какого времени можно будет заметить первые результаты совместной работы и в чем они должны проявиться?

В общении мы сознательно или неосознанно влияем на своего собеседника, а он, в свою очередь, влияет на нас. И здесь необходимо быть готовым к взаимовлиянию, взаимопроникновению, к диалогу. К сожалению, приходится встречаться со священниками, которые убеждены в том, что общение с наркоманами должно быть односторонним, пастырь "глаголет" правильными словами и вовсе не смотрит и не прислушивается к тому, что происходит с собеседником, как эти "правильные слова" отзываются в нем.

Отличие обычного диалога от диалога в пастырском душепопечении заключается в том, что в этом процессе вы все глубже и глубже познаете своего подопечного и помогаете ему двигаться в желаемом для него направлении. По сути, меняется его мышление и, соответственно, меняется его воззрение на мир, его мировоззрение.

И одним из первых сообщений батюшки, которые будут полезны для начала общей работы, может быть сообщение о совместной работе, совместном труде:
- В чем я могу тебе помочь!

Этим вопросом пастырь дает сердцу человека понять, что будет осуществляться совместная работа, что только вместе вы будете идти к изменениям.


Юмор как средство обретения взаимопонимания.

Важным критерием того, насколько сохранилась эмоциональная структура внутреннего мира наркомана, является его реакция на юмор. Юмор - прекрасное средство для обретения взаимопонимания. Юмор является своего рода тестом на способность человека к быстрой переоценке ценностей, к множественности точек зрения на свою проблему.

"Существо смеха связано с раздвоением. Смех открывает в одном явлении другое, не соответствующее: в высоком - низкое, в духовном - материальное, в торжественном - будничное, в обнадеживающем - разочаровывающее. Смех делит мир надвое, создает бесконечное количество двойников, создает смеховую "тень" действительности, раскалывает эту действительность.

Таким образом, смех заключает в себе разрушительное и созидательное начала одновременно. Смех нарушает существующие в жизни связи и значения. Смех показывает бессмысленность и нелепость отношений, существующих в социальном мире; отношений причинно-следственных, отношений, осмысляющих существующие явления; условностей человеческого поведения и жизни общества. Смех "оглупляет", "вскрывает", " разоблачает ", " обнажает ".

Но смех имеет и некое созидательное начало, хотя и чисто психологическое. Смех дает человеку ощущение своей "сторонности", незаинтересованности в случившемся и происходящем.
Смех лечит душевные травмы, облегчает человеку его трудную жизнь, успокаивает.

Одной из самых характерных особенностей средневекового смеха является его направленность на самого смеющегося. Смеющийся чаще всего смеется над самим собой, над своими злоключениями и неудачами. Смеясь, он изображает себя неудачником, дураком. В каком-то отношении "дурак" умен: он знает о мире больше, чем его современники.

Древнерусский юродивый также выступал в роли "дурака". Поступки, жесты и слова юродивого одновременно смешны и страшны, они вызывают страх своею таинственной, скрытой значительностью и тем, что юродивый, в отличие от окружающих его людей, видит и слышит что-то истинное, находящееся за пределами обычной видимости и слышимости.

Функция смеха - обнажать, обнаруживать правду, сбрасывать с реальности покровы этикета, условностей, искусственного неравенства, всех мирских заблуждений. При этом "дурость" - это та же нагота по своей функции, это обнажение ума от всех условностей, от всех форм, привычек. Поэтому в широком общественном мнении считалось, что говорят и видят правду именно нищие духом. Они честны, правдивы, смелы. Они веселы, как веселы люди, ничего не имеющие в этом мире, от всего добровольно отказавшиеся. Поэтому они не понимают никаких условностей. Они правдолюбцы, близкие к святости.

Смех не только щит против гордыни, против преувеличения своих заслуг перед Богом, но и против всякого страха" (Настольная книга священнослужителя, т. 8. Изд. Московской Патриархии, 1988 г., стр. 391-395).

Шутя, рассказывая различные смешные истории, мы можем видеть, способен ли человек быстро реагировать на сообщение, т.е. сохранилась ли в нем способность творчески мыслить для того, чтобы понять смысл произносимого вами.


О том, как поближе узнать своего подопечного.

Следующим шагом является более углубленное знакомство. Необходимо прояснить, какие взаимоотношения сложились в его семье, на работе или учебном заведении. Стоит обсудить эмоциональную, финансовую и духовную сферы жизни. Лучше всего предложить наркоману привести примеры того, когда он совершал нечто, чего бы никогда не совершил трезвым. В процессе такой работы человек сам увидит, сколько он потерял.

Можно сначала поинтересоваться, изменилось ли его физическое здоровье со времени, когда он начал употреблять наркотики. Наркоманы часто утрачивают контроль над собственным телом, они могут заснуть за рулем или за рабочим столом. Их отношения с сотрудниками по работе сильно страдают, нередко они не способны выполнять свою текущую работу, поэтому оказываются на грани увольнения.

Сейчас среди наркоманов довольно часто встречаются студенты первых-третьих курсов высших и средних учебных заведений. Часть из них вынуждена брать академический отпуск из-за неуспеваемости или пропусков, часть отчислена, т.е. из-за наркотика страдает процесс их обучения.

Наркоманам приходится тратить невероятные суммы денег, доставать их любыми путями. И тут на первый план выступают отношения с обществом - возникают проблемы с законом. Многие наркоманы неоднократно бывают задерживаемы милицией, некоторые из них находятся под следствием, их ожидает суд за распространение, употребление и хранение наркотиков. Редко можно встретить среди наркоманов таких, которые бы не воровали вещи из собственного дома, у своих родителей или у знакомых.

Употребление наркотиков пагубно отражается на отношениях наркоманов с членами их семей. Крайне тяжело приходится тем родителям молодых людей, которые на протяжении многих месяцев, а то и лет, возможно, не замечали, что их дети употребляют наркотики.

Чаще всего, это обнаруживается, когда наркомания у детей зашла слишком далеко и требуется довольно серьезное вмешательство. Если родители пытаются повлиять на это положение, они нередко встречают не только словесное, но и физическое противодействие со стороны наркоманов.

Задача пастыря состоит в расширении рамок жизни для человека, оторвавшегося от реального мира и реальных отношений с тем, чтобы усилить осознание своей ответственности за себя и за других людей.

Необходимо подробнее узнать о контексте, в котором проявилась эта проблема, как человек конкретно себя ведет, когда срывается, каким способом он удовлетворяет свою страсть к наркотику, какие у него есть способности и возможности для преодоления недуга, каких ценностей и убеждений придерживается человек, кем в этой жизни он себя считает, каким он видит свой жизненный смысл.

В процессе общения с наркозависимым, духовник может узнать о том, какие темы для него являются провоцирующими, а что является для него желательным, что укрепляет его волю, его решимость выздороветь (Вспоминается эпизод из доклада настоятеля одного из российских монастырей, рассказанный им на конференции, посвященной проблемам преодоления наркозависимости. Он много занимается наркоманами, принимает в их судьбе активное участие.
Однажды один парень, который приехал в монастырь с целью восстановления, в ужасе прибежал к настоятелю:
- Батюшка, переселите меня, ради Бога, в другую келию!
- А в чем дело?
- А дело в том, что в той, в которой меня разместили, такие же обои, как и в комнате, где я получил свой первый укол. И я просто не могу.

Другой эпизод. В электричке, по пути в один из православных реабилитационных центров, я познакомился с одним молодым наркоманом, который рассказал, что панически боится телефона. Когда телефон звонит, у него возникает, "запускается" ощущение предвкушения наркотического кайфа, и после этого он ничего не может с собой поделать).

Итак, прежде всего, войдите в состояние готовности к работе, устройтесь со своим подопечным в удобной обстановке, где вы будете располагать временем, немного просто поговорите о его жизни.
Самые простые вопросы - самые сложные на самом деле. "Где ты родился?", "Где твой дом?", "Что ты делаешь?", "Куда ты идешь?"... Затем спросите его о том, как он создал беспорядок, в который попал. Иногда полезно подумать об этом, иногда полезно понаблюдать за тем, как с течением времени эти ответы будут изменяться.

Для этих целей можно говорить в свободном и спонтанном порядке, а можно воспользоваться предлагаемой нами последовательностью.
Сначала уместно спросить о среде и окружении обратившегося за помощью человека.

- Расскажи, где и с кем ты живешь?
- Что происходит вокруг тебя?
- Кем ты окружен в своей повседневной жизни?
- Какие у тебя взаимоотношения с окружающими тебя людьми? Как ты взаимодействуешь с ними?
- Расскажи о том, как возникла твоя наркотическая зависимость?
- Расскажи, пожалуйста, о твоей семье.

Затем стоит перейти к вопросу о его действиях, поведении.
- Ты принимал (Обратите внимание: здесь и далее с выздоравливающим наркоманом о приеме наркотиков мы говорим в прошедшем времени. Это очень важно, потому что этим мы постоянно неявно подчеркиваем: проблема осталась в прошлом, человек встал на путь исправления).
наркотики для преодоления каких-то негативных состояний или при каждом удобном случае?
- Какие воспоминания или какие мысли запускали желание употребить наркотик?

- Как ты вел себя, приняв наркотик? Ты об этом помнишь сам, или тебе рассказывали об этом другие?
- Что делали твои знакомые в подобной ситуации?
- Насколько ты утрачивал контроль над собой после приема?
- Как реагировали твои родственники и близкие люди?
- Насколько, по твоему мнению, ты не мог контролировать себя не только в этом контексте, но и в других областях твоей жизни?

Следующие вопросы - о способностях.
- Каким способом, каким образом ты удовлетворял свои потребности в наркотике?
- Каких состояний ты достигал с помощью наркотика?
- Какие пустоты в душе ты заполнял наркотиком?
- К каким важным для тебя душевным состояниям заблокирован доступ, открывавшийся наркотиком?
- Диапазон каких "дополнительных возможностей" открывал тебе наркотик?

Следующий этап - беседа об убеждениях, каково мировоззрение человека. Слово "мировоззрение" содержит в себе славянский корень "зреть", т.е. "видеть". Когда мы говорим о мировоззрении человека, мы исследуем то, как он видит окружающий мир, события и явления.

У каждого из нас есть убеждения, которые помогают нам жить в этом мире и достигать наших целей.
Например:
- В мире много добрых людей, которые всегда готовы прийти на помощь;
- Бог всегда дает испытание по силам;
- Любая проблема - это возможность научиться чему-то новому;
- Все, что ни происходит, - к лучшему.

А есть убеждения ограничивающие. Например:
- Наркоманы и пьяницы - неисправимые люди;
- Без высшего образования человек ничего в жизни не достигнет;
- Научиться можно только на своих ошибках;
- Не делай людям добра - не дождешься от них зла;
- Диабет неизлечим;
- От рака умирают.

Убеждения представляют собой обобщения, которые могут не осознаваться ("Это само собой разумеется!") и не контролироваться нашим сознательным разумом.

В беседе с зависимым человеком нам достаточно выявить несколько блоков таких убеждений:
- Какое место занимал наркотик в твоей жизни, что наркотик для тебя значил, символом каких значимых для тебя состояний он являлся? (Например, для кого-то наркотик может быть символом свободы и легкости взаимоотношений. Причем не только свободы взаимоотношений с людьми, но и с самим собой: "Становится легче наедине с собой").
- Каковы твои убеждения о возможностях освобождения от наркотической зависимости?
- Каков окружающий тебя мир и каковы люди вокруг тебя?

Следующий этап - личностное своеобразие, т.е. представление человека о себе самом.
- Что ты думаешь о себе, кем себя считаешь? Кто ты?

Очень важный вопрос:
- Выделяешь ли ты себя как личность из окружающего мира, умеешь ли строить границы между собой и другими людьми? (Если ответ отрицательный, то тогда человек фактически не существует для себя, он воспринимает себя как механическую куклу, которую каждый вправе подвинуть, переставить, усадить или выбросить).
- Каковы способы взаимоотношений между тобой и остальным миром?
Для многих наркоманов прием наркотиков является единственным способом комфортного взаимодействия с окружающими его людьми.

Далее мы можем спросить о человека относительно его смысла жизни, жизненного предназначения.
- В чем ты видишь смысл собственной жизни? (Постарайтесь быть для вашего подопечного настолько располагающим человеком, чтобы его ответ на этот вопрос носил не "правильный", а честный характер. Поэтому НЕ оценивайте ответ, каким бы он ни был, покажите готовность просто принять то, что человек скажет).
- В чем твое предназначение на этой земле?
- Что ты еще должен успеть сделать в своей жизни?

И, наконец, важно узнать, какие у человека взаимоотношения с Господом.
- Каковы твои взаимоотношения с Богом на настоящий момент?
- Читал ли ты Евангелие?
- Ходишь ли в храм, и как часто?
- Бывали ли в твоей жизни случаи, когда Бог явно помогал тебе, отвечал на твои молитвы?
- Если тебе удобно будет ответить на этот вопрос, то скажи, давал ли ты Богу какие-нибудь обещания и исполнял ли их впоследствии?

"Перевоспитание" или обучение?

Дар священства раскрывается в сердце пастыря,
как сораспятие своему стаду.

(Митр. Антоний Храповицкий).

Работу с наркозависимыми уместно будет уподобить обучению. Не "перевоспитание", не "переделывание" человека, а именно обучение тому, чему он не научился в семье, в школе, в институте. Наркомана можно обучить более глубокому уровню проживания человека в этом мире, пониманию смысла этого проживания. Обучить тому, как организовать свой внутренний опыт, какие процессы лежат в основе внутреннего опыта человека и как можно управлять своими эмоциями и состояниями. Значительная часть внутренних реакций человека на внешние и внутренние раздражители является стереотипной и автоматической, но далеко не всегда полезной и эффективной.

В процессе изучения природы человеческой психики можно выделить осознаваемую сторону, т.е. то, что в настоящий момент осознает человек, и внутренний мир человека, т.е. накопившийся в нем опыт понимания, осмысления и реагирования. По мнению психологов, только 6-10% планов и действий человека являются осознаваемыми. 90-94% этих действий управляются из внутреннего мира, из эмоциональной памяти человека, и происходит это на неосознаваемом уровне.

Например, человек обучается езде на автомобиле. Пока он учится, он сознательно сконцентрирован на том, чтобы запоминать, какая операция следует после какой, что в это время должна делать правая рука, левая нога, в какой момент нажать нужную педаль, какие показатели на панели свидетельствуют о том или ином состоянии автомобиля. Но когда человек освоит езду на автомобиле довольно хорошо, сознание передает во внутренний мир функцию управления автомобилем. И после этого человек, управляя автомобилем, может вполне не задумываться о вождении, он может думать о чем-то своем, напевать какую-то мелодию, разговаривать с пассажиром.

Таким образом, те или иные осознанные жизненные циклы, поведенческие шаблоны становятся неосознаваемыми.

Точно так же человек обучается работать с клавиатурой компьютера. Первое время он сознательно запоминает, где расположены буквы а, о, б, г, где находится запятая, как изменить регистр. Но впоследствии человек начинает работать не задумываясь, поскольку изнутри неосознаваемо поддерживается эта способность.

В сознании человека находится небольшая часть накопленной им жизненно-важной информации. Во внутреннем мире хранится полнота знаний о всех событиях и навыках, почерпнутых им на жизненном пути. Если же большая часть знаний и навыков хранится во внутреннем мире, в эмоциональной памяти человека, то именно там могут находиться причины различных психологических проблем и отклонений. И воздействовать на них сознательными усилиями, рационально и логично не всегда результативно.

Работа пастыря будет гораздо эффективнее, если он построит доверительные взаимоотношения человеком не только на словесно-сознательном уровне, но и на уровне приятия и понимания его внутреннего мира.

Если человек не научился в реальной жизни ставить цели и достигать их, то предположительно, что из кубиков своего внутреннего опыта он собрал не очень удачную фигуру. И со стороны пастыря предложение о том, чтобы вместе с ним собрать то, чего бы ему хотелось, будет уместно лишь в том случае, если сам пастырь работает над собой, если он научился понимать себя, научился строить иерархию ценностей в своем внутреннем мире.

Две капли масла.

Некий купец отправил своего сына к самому главному мудрецу за секретом счастья. Сорок дней юноша шел по пустыне, пока не увидел на вершине горы великолепный замок. Там и жил Мудрец, которого он разыскивал. Против ожиданий, замок вовсе не походил на уединенную обитель праведника, а был полон народа: сновали, предлагая свой товар, торговцы, по углам разговаривали люди, маленький оркестр выводил нежную мелодию, а посреди зала был накрыт стол, уставленный самыми роскошными яствами, какие только можно было сыскать в этом краю.

Мудрец, не спеша, обходил гостей, и юноше пришлось два часа дожидаться своей очереди.
Наконец мудрей выслушал, зачем тот пришел к нему, но сказал, что у него сейчас нет времени объяснять секрет счастья. Пусть-ка юноша побродит по замку и вернется в этот зал через два часа.

- И вот еще какая у меня к тебе просьба, - сказал он, протягивая чайную ложку с двумя каплями масла. - Возьми с собой эту ложечку и, когда будешь идти по залам, лестницам и коридорам, смотри, не разлей масло.

Юноша, не сводя глаз с ложечки, стал подниматься и спускаться по дворцовым лестницам, а через два часа вновь предстал перед Мудрецом.

- Ну, - молвил тот, - понравились ли тебе персидские ковры в столовой зале? Деревья и цветы в саду, который искуснейшие мастера разбивали целых десять лет? Старинные фолианты и пергаменты в моей библиотеке?

Пристыженный юноша признался, что ничего этого не видел, ибо все внимание его было приковано к тем каплям масла, что доверил ему мудрец.
- Ступай назад и осмотри все чудеса в моем доме,- сказал тогда мудрец. - Нельзя доверять человеку, пока не узнаешь, где и как он живет.

С ложечкой в руке юноша вновь двинулся по залам, коридорам и лестницам. На этот раз он был не так скован и разглядывал редкости и диковины, все произведения искусства, украшавшие комнаты. Он осмотрел сады и окружавшие замок горы, оценил прелесть цветов и искусное расположение картин и статуй. Вернувшись к мудрецу, он подробно перечислил все, что видел.

- А где те две капли масла, которые я просил донести? - спросил Мудрец.
И тут юноша увидел, что ложка пуста, капли пролиты.
- Вот это и есть единственный совет, который я могу тебе дать, - сказал ему мудрейший из мудрых. Секрет счастья в том, чтобы видеть все, чем чуден и прекрасен этот мир, и никогда при этом не забывать о двух каплях масла в своей чайной ложке.


Барьеры в пастырской работе.

Необходимо отметить, что чувство собственной вины или стыда за свою зависимость (если зависимость наличествует) или зависимость своих близких может стать серьезным барьером в пастырском окормлении наркомана. Не исключено, что у некоторых священников могут быть родственники, больные алкоголизмом или наркоманией.

Занимаясь с наркоманом, священник может непроизвольно переносить свои чувства по поводу других известных ему алкоголиков и наркоманов на своего подопечного. Некоторые священники после одной-двух попыток помочь наркоманам, говорят:
- Да знаю я этих наркоманов, это конченые люди.

Откуда такое суждение? Несколько предыдущих опьггов пастырь обобщает до уровня общей закономерности. И это может стать барьером для дальнейшей работы.

В этом случае может помочь только непредвзятая по отношению к окормляемому позиция, отстранение от своего прошлого опыта, от своих мыслей, идей и чувств по этому поводу. В процессе общения с наркоманом нужно находиться только в моменте взаимодействия с конкретным человеком, забыть на это время о близких и знакомых наркоманах и алкоголиках, но при этом знать, что такая реакция может проявиться на неосознаваемом уровне

Большинство барьеров и трудностей в душепопечении приходят из нашего внутреннего мира на основании прежнего опыта. Окормляемый нами человек может замечать и реагировать на них. Нередко затруднения могут выражаться в виде немотивированной злобы и агрессии по отношению к наркоману или жалости к нему. Жалость, адресованная своим близким, проецируется на подопечного, ввиду чего пастырь может "завязнуть" в слишком эмоциональных отношениях с окормляемым человеком, которому он искренне хочет помочь, и окажется в его же проблемном пространстве.

Еще один внутренний барьер в работе с наркоманами - это недостаток знаний о болезни и о методах душепопечения, страх столкнуться с собственной некомпетентностью (Вспоминается беседа с одним священником средних лет, который утверждал, что внимания заслуживают лишь те рассуждения на тему алкоголизма и наркомании, которые "основаны на духовном опыте", (этот батюшка ни разу не пробовал наркотики) в то время как всякие научные знания по наркологии, психологии и психотерапии - "от лукавого").

Думается, что стремление восполнить недостаток собственных знаний по этому вопросу из научной литературы по наркомании - следствие глубокого смирения и вдумчивости со стороны священника, в отличие от самонадеянного желания уповать только на свои знания и собственный жизненный опыт.

На самом же деле, если вы нормально и серьезно побеседовали с человеком, построили отношения взаимопонимания и доверия, если оговорена ответственность каждого, собрана информация, сформулирован результат - все пойдет своим чередом.


Особенности пастырской работы с наркозависимыми.

Молодые люди, побывавшие в сетях наркотической зависимости нередко имеют определенные трудности в налаживании близких отношений с другими людьми, им трудно вновь адаптироваться в общественной жизни. Препятствием в этом случае является неуверенность молодых людей в своих силах, страх быть непринятыми.

В таком случае любая ситуация общения или обязательств является для молодого человека стрессовой. Человеку с заниженной самооценкой, с отсутствием уверенности в себе необходимо, чтобы некоторое время рядом был человек, который покажет, что он принимает его таким, каков он есть, не спешит указывать на ошибки, не спешит исправлять и поучать. Потому что как только "начинаются морали", попытки исправить человека, он закрывается в свою скорлупу и опять чувствует, что таким, каков он есть, он не принят даже священником, и уходит от него, теряя, может быть, последнюю надежду.

Поэтому для пастырской работы важным и значимым является навык самого пастыря по установлению доверительных отношений, навык быть открытым, искренним, цельным по отношению к себе, к людям и к окружающему миру.

Мы не случайно еще раз остановились на личностных качествах пастыря. Как показывает наш опыт и изучение соответствующей литературы, личностные особенности священника, его способность построения отношений с другими людьми оказывают самое непосредственное и, зачастую, даже определяющее влияние на результативность исцеления каждого пришедшего за помощью человека.

Кроме того, важно понимать, что пастырь в группе наркозависимых - представитель взрослого мира, который (с точки зрения субъективного восприятия молодых людей) принес им немало огорчений. И здесь у наркомана могут возникать непроизвольные негативные реакции.

Братство (если восстановление проходит при монастыре) может оказать неоценимую помощь в процессе формирования новых отношений, освещенных светом Христовым, ценностями Евангелия. Если же пришедший за помощью почувствует в личных отношениях между братиями противоречия, это может породить не доверие в целом. Причем, у него может зародиться сомнение в том, что пастырь - это действительно тот человек, который может помочь. Поэтому мы хотели бы дать несколько принципов, предваряющих пастырскую работу.


Прежде всего, пастырю нужно помнить, что не стоит претендовать на роль всезнающего старца. "Старцем самого себя не сделаешь, и, если можно так выразиться, старцами не рождаются, - считает митр. Антоний Сурожский, - Это люди, которых коснется благодать Святого Духа и которые отзовутся на нее и будут верными, верными тому, чему учит нас Христос, и верными тому, что говорит Дух Святой в их душах. Причем старец не обязательно будет давать приказания, он может давать советы, но он должен хранить, беречь нашу свободу, потому что Бог не ищет Себе рабов, а ищет Себе детей, братий, сестер: "Я не называю вас больше рабами, потому что раб не знает воли господина своего.." Это духовник должен помнить" (О духовничестве Сост. Игумен Иларион (Алфеев), Москва, Христианская книга, 2001 г).

Пастырь может чего-то не знать, он может ошибаться. И самой большой ошибкой со стороны пастыря будет настаивание на собственной непогрешимости в тех или иных вопросах. Если пастырь погорячился или был слишком требовательным, можно извиниться перед человеком. Это будет красивым поступком, который научит окормляемых им людей умению признавать и собственные ошибки.

Будьте более смелым в признании своих ошибок, предлагайте подумать вместе, спрашивайте совета всего братства, прислушивайтесь к точке зрения других людей.


Необходимо стремиться к постоянному получению "обратной связи" от окормляемых вами, спрашивать, что им интересно, что бы они хотели обсудить подробнее, что им нравится, что - не очень. И, соответственно, учитывая все это, стройте собственные подходы к душепопечению. Мне нередко приходилось встречаться с противоположным утверждением: наркоман - человек с греховным, помраченным сознанием, обратную связь от него можно игнорировать.

В подобном подходе внутренний мир человека не служит отправной точкой душепопечения: наркоман вынуждается принять внутренний мир пастыря, его мировоззрение и язык. Наркомана обучают думать тем же образом, что и пастырь, и лишь затем начинается собственно его окормление. Кто же в центре внимания? Пастырь. Почему же игнорируется внутренний мир окормляемого, обратная связь? Пастырская Психология не разделяет такого подхода.


Не бойтесь в присутствии окормляемых вами быть самим собой. Чем в большей степени вы сможете быть искренним и живым человеком, тем быстрее возникнет необходимое для совместной работы взаимопонимание. Не гнушайтесь здорового чувства юмора. Имейте в виду, в настоящий момент вы являетесь не только в традиционно-церковном смысле, но и фактически, буквально приемным отцом для наркомана. Поэтому проявите по отношению к нему всю полноту отцовских чувств. Не бойтесь человека, который делает первые шаги к откровенности. Скажите и жесткое слово, если оно уместно. Если оно будет разумным, человек примет его.

С другой стороны - не поддавайтесь соблазну поиграть в навязанные наркоманом игры. Иногда вам будет навязываться роль палача, а человек будет разыгрывать привычную для него роль жертвы. Вовремя поймите это и перестаньте в это играть. Если вдруг вы заметите, что наркоман "раскрутил" вас на "духовную тему", после чего начинает вами манипулировать и добиваться своего, поймите это и остановите эту игру. Более того, скажите, что вы это поняли, и будьте максимально честны с вашим подопечным и с самим собой.

Старайтесь, прежде всего, выполнять сами то, чему вы учите. Любому педагогу и родителю известно, что люди обучаются не словами, а поступками.


Научитесь ставить собственные жизненные цели, только в этом случае вы поможете определиться с жизненными целями другим людям. В настоящей книге приведена анкета, которую можно было бы использовать в тот день, когда человек обратился к вам с определенными ожиданиями.

Буквально в первой беседе можно задать вопросы:
- С какими ожиданиями ты пришел в наше братство?
- Есть ли у тебя какие-нибудь опасения и страхи по поводу того, как ты будешь проживать здесь?
- Чего бы ты хотел здесь получить, чему научиться?


Пастырь, наркоман, община.

Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели
ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного.

(Матф. 5, 16).

Истинный пастырь прилагает определенные усилия для того, чтобы в монастыре или на приходе создать здоровую и духовно крепкую общину. "Проблемные люди", наркоманы, в подобном созидании - могут быть помехой.

Но вот в двери Обители постучался наркоман. Лишние проблемы, ненужные хлопоты... Кто знает, чего ждать от него?

Обратимся за советом к святым отцам. Не только к пастырю, но и к каждому христианину относятся слова святителя Григория Богослова, призывающие к милосердию и состраданию по отношению к тем, кто терпит кораблекрушение в жизни. Воистину, "кораблекрушение" - слово, которое как нельзя точно характеризует наркоманию:

"Здоровый и богатый пусть утешит больного и бедного; кто не упал - упавшего и разбившегося; веселый - унывающего; наслаждающийся счастьем - утомленного несчастьями. Воздай что-нибудь Богу в благодарность за то, что ты смотришь в чужие руки, а другие - в твои... Будь для несчастного богом, подражая милосердию Божиему.

Всякий мореплаватель близок к кораблекрушению... так и всякий, имеющий тело, близок к недугам телесным. Пока ты плывешь при благоприятном ветре, подавай руку помощи потерпевшему кораблекрушение, пока ты здоров и богат, помогай бедствующему. Если и ничего не имеешь, поплачь вместе со страждущими: великое лекарство для него - милость, исходящая из твоего сердца; и искренним состраданием намного облегчается горе" (Св. Григорий Богослов, Слово 14).

И далее: "Пришел нищий? Вспомни, как ты был беден и обогатился. Хлеба просит или воды, или может быть, другой Лазарь отверженный лежит у твоих дверей? Устыдись Таинственной Трапезы, к которой ты приступал, Хлеба, которого причастился, Чаши, которой приобщился, посвящаемый в страдания Христа... Странник припал к тебе, бездомный, бесприютный? Прими в лице его Странствовавшего ради тебя, Странствовавшего среди Своих, Вселившегося в тебя благодатью и Привлекшего тебя к горнему жилищу.

Будь Закхеем-мытарем вчера. Но щедрым сегодня...
Лежит больной и раненый? Своего здоровья устыдись и ран, от которых освободил тебя Христос" (Там же).

Иногда от верующих людей, даже священников, приходилось слышать: "Ну и пусть мучаются, это им наказание в этой жизни за то, что наркоманят и других втягивают..."

Очень хочется ответить им словами святителя Григория:
"Некоторые осмеливаются так говорить: "От Бога их страдания. Пусть будет им трудно, пусть бедствуют, пусть страдают, значит, заслужили!" Говорящие так только тогда боголюбивы, когда надо сберечь свои деньги... Но неизвестно еще, от Бога ли посылаются страдания тем несчастным, ведь и материя может сама по себе причинять расстройства. И кто знает, за злые ли дела наказывается один, и за похвальные ли возвышается другой?

Может быть, совсем наоборот этот возвышен из-за своей порочности, а тот испытывает из-за добродетели; этот выше возносится, чтобы и пасть глубже, тот сверх обычного искушается, чтобы, пройдя испытание, как золото в горниле, освободиться и от самого малого зла, которое имеет.
Здесь все происходит по иному закону и иному знанию, и все направлено к той жизни; у Бога же, конечно, выравнивается и то, что кажется нам неровным",- предостерегает св. Григорий от скоропалительных суждений свою паству в 14-м Слове.

Обобщая сказанное, можно утверждать: если пастырь найдет основание не принять в свою общину наркомана, обратившегося за помощью - он не примет его. Если же захочет ему помочь - он найдет для этого основания, силы, средства, сможет объяснить необходимость такого шага другим братьям и сестрам. Все зависит только от личного желания пастыря откликнуться на страдание ближнего, ведь если постучались к тебе - это уже не чужая боль.

Работа по постановке целей.

Как помочь вашему подопечному поставить цели на ближайшее время.

Ставить цель и быть настойчивым в ее достижении нас обучает наш Господь. Давайте откроем Евангелие:
"Когда же подходил Он к Иерихону, один слепой сидел у дороги, прося милостыни, и, услышав, что мимо него проходит народ, спросил: что это такое? Ему сказали, что Иисус Назорей идет. Тогда он закричал: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Иисус, остановившись, велел привести его к Себе, и, когда тот подошел к Нему, спросил его: чего ты хочешь от Меня? Он сказал: Господи! чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: прозри! вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Ним, славя Бога; и весь народ, видя это, воздал хвалу Богу" (Лук. 18, 35-43).

Несмотря на то, что Христос, как Сердцеведец, знал причину обращения слепца, Он предлагает ему сформулировать цель своего обращения: "чего ты хочешь от Меня?". Священник, как ученик Пастыря Христа, должен обучить своего подопечного формулировать свои жизненные цели, начиная с цели его обращения к нему.

Наркоман - человек, разучившийся или вовсе никогда не умевший их ставить. По приезде в монастырь он может некоторое время "просто жить" до тех пор, пока его "не начнут доставать". Когда же его "достанут", он может благополучно сняться с места и отправится куда-нибудь еще. Поэтому лучшей мотивацией к началу работы может стать правильная постановка ближайших и долгосрочных целей.

Необходимо спросить наркомана о желаемом результат спросить, чего он ожидает от общения со священником, от долгосрочного нахождения в монастыре или на приходе. Если мы не проясним этот вопрос, вся работа может оказаться напрасной. Если мы просто будем предполагать, что нужно наркоману, не дав ему возможность четко сформулировать свои цели, мы рискуем впустую потратить время.

Еще хуже пойдет дело, если мы автоматически, не выяснив его намерений и целей, начнем без поставленного с его стороны запроса, воцерковлять на уровне религиозного поведения: предлагать выстаивать длинные службы ("Чтобы вышел бес наркомании!"), заставлять читать акафисты и кафизмы, класть поклоны, соблюдать посты, предполагая, что подобное религиозное поведение без осознания личной значимости того, зачем это нужно, поможет.

По справедливому замечанию русского религиозного философа И.А. Ильина, "всякое религиозное принуждение - даже принуждение к истинной вере - повреждает духовность человека и умаляет силу, искренность и цельность его веры " (И.А. Ильин Аксиомы религиозного опыта).

Пока мы конкретно не получим от наркомана ответ на вопрос: "Чего ты хочешь?", нет смысла начинать работу. Ниже приводятся вопросы, которые священник может поставить перед своим подопечным на следующем этапе своей работы для выяснения с ним желаемого результата.

Итак, первый вопрос - окружение.
- Хотел бы ты изменить окружение, в котором живешь, или выздоровление для тебя возможно в той среде, из которой ты приехал сюда?

Далее - вопрос о поведении:
- Что ты хотел бы делать вместо принятия наркотика, чем заполнить освободившееся время?

Следующий вопрос о способностях:
- Какие навыки тебе необходимы для преодоления зависимости и обретения устойчивости в здоровой жизни?

Четвертый - убеждения и ценности:
- В чем ты уже убежден, раз ты решил бросить?
- Почему это важно для тебя?
- Какие убеждения тебе необходимы для того, чтобы больше не возвращаться к наркотику?
- Что тебе даст освобождение от зависимости7

Следующий вопрос о личностном своеобразии:
- Кем ты себя видишь в будущем? Опиши себя лет через пять после того, как ты бросил наркотик.

Далее мы можем спросить человека о смысле жизни и реализации жизненного предназначения. Пастырь может задать такие вопросы:
- Насколько твое желание освободиться от зависимости соотносится с твоими представлениями о смысле жизни?
- Как свобода от зависимости связана с исполнением твоего жизненного предназначения?

И самый последний вопрос - относительно представлений человека о Боге.
- Как освобождение от зависимости повлияет на твои взаимоотношения с Господом?
- Что тогда станет возможным для тебя?

Заполнение анкеты.

Обобщить и еще раз уточнить вышесказанное удобнее с помощью совместного письменного ответа на приводимые ниже вопросы. Отвечать на вопросы может показаться делом несложным, но только на первый взгляд. Почему так важно письменно зафиксировать итог первой встречи?

Письменное обязательство - это договор об условиях и целях, с какими приехал к пастырю зависимый человек. У наркомана несколько раз в неделю может меняться настроение. В тех случаях, когда пастырю необходимо быть более строгим, он сможет настаивать на своих требованиях, основываясь исключительно на обязательствах и целях, поставленных самим наркоманом.

Итак, ниже приводится образец такой анкеты. Разумеется, ее можно улучшить или дополнить в соответствии с особенностями места, в котором будет проходить душепопечение, и другими факторами. Наш опыт показывает, что этот вариант наиболее эффективен.

Ты приехал в нашу обитель, чтобы достичь определенной цели.

Чтобы достичь своей цели, необходимо четко сформулировать ее. Необходимо понять, чего конкретно ты хочешь? Правильно поставленная цель должна быть сформулирована положительно (чего я хочу, а не чего я не хочу). Формулировки типа "перестать принимать наркотики" или "бросить колоться", не подходят, т. к. буквально, зримо представить такую цель невозможно.

Правильно поставленная цель должна быть практична и достижима.

Она должна быть необходима: "Я осознаю, что действительно без этого больше не могу".

Должен существовать внешне и для всех очевидный механизм проверки "Я узнАю, что я этого достиг, когда...".

Итак, уточним исходный замысел и возможность достижения поставленной цели.

1. РЕЗУЛЬТАТ (сформулирован позитивно). Чего я хочу достичь, находясь здесь.
2. ВРЕМЯ (конкретный срок: лет, месяцев, дней) Сколько мне (как мне кажется) потребуется для этого времени.
3. ПРИЗНАКИ (что я увижу, услышу и почувствую, когда достигну цели). Как я узнаю, что я приближаюсь к цели или достиг ее?
4. УСЛОВИЯ (указать конкретных людей и место). Где и с кем я смогу применить результаты того, чего я достиг.

5. СРЕДСТВА (указать все, что необходимо: людей, знания, навыки, материальные средства). Чего мне не хватает для того, чтобы достичь цели, что мне необходимо.
6. ОГРАНИЧЕНИЯ (исследовать все прошлые попытки достичь цели и указать, что конкретно помешало достижению) Почему я не достиг этой цели раньше?
7. ПОСЛЕДСТВИЯ (от чего мне придется отказаться и что я приобрету, достигнув цель). Что произойдет, что изменится в моей жизни, если я достигну этой цели? Что произойдет, если я не достигну цели?
8. ЦЕННОСТЬ (насколько важно для меня достижение цели). Стоит ли цель моих усилий? Почему?

Далее будет уместным выяснить ряд практических вопросов совместной работы и проживания и передать ответственность за выздоровление (вместе с заполненным листочком) окормляемому вами человеку.

Умение ставить долгосрочные цели.

Если ты нашел направление движения, тебе остается
только не останавливаться.

(Пословица).

Замечено, что наркоманы, которые окончательно освободились от наркотической зависимости, при работе над собой в процессе своего исцеления, существенно отличались от тех, которые, на некоторое время бросив, опять возвращались к употреблению наркотиков. У первых были серьезные причины для того, чтобы жить.

Это же явление наблюдается и в медицине: стремление реализовать определенную цель в жизни, лежит в основе успешного лечения. Эти задачи или цели могут быть разными: желание чего-то достигнуть в жизни, или создать семью, или изучить что-нибудь, или достижение каких-то целей, связанных с религиозными убеждениями. Какими бы ни были эти цели, все они были особо значимы для того, чтобы создать мотивацию к выздоровлению.

Постановка существенных для данного человека целей может стать источником внутренней силы, особенно необходимой для восстановления лиц, употребляющих наркотики. Многие вич-инфицированные и наркоманы, которые осознают, что смертельно больны, просто "прекращают жить". Их существование становится бесцветным, они "доживают". Частично это можно объяснить неосознаваемой подготовкой к смерти. Организм начинает реагировать на такую "безжизненную" установку соответствующим образом.

Полноценный, здоровый человек - это человек, который прислушивается к своим интеллектуальным, эмоциональным, физическим и духовным потребностям и предпринимает для их достижения соответствующие действия.

Мы обнаружили, что лучший способ создать наркоману мотивацию на исцеление - это предложить ему поставить перед собой задачу на будущее. Для некоторых это становится первой попыткой сознательно сформулировать причину для того, чтобы захотеть жить. Предлагая наркоману поставить перед собой определенные цели, пастырь тем самым помогает ему определиться с тем для чего, ради чего он хочет жить, восстановить свою связь с жизнью.

Преобразуя интеллектуальные, эмоциональные, физические и духовные потребности в жизнеутверждающее поведение, человек возвращается к жизни. Воля к жизни становится все сильнее, когда у человека есть ради чего жить, следуя воле Того, Кто сказал: "Я есмъ путь и истина и жизнь" (Иоанн, 14, 6)

Постановка целей укрепляет уверенность в том, что человек способен достигнуть их. Ставя цель, он еще раз подтверждает самому себе, что сам отвечает за свою жизнь и может достигнуть своих целей. Человек становится хозяином собственной жизни, переставая находиться во власти неподдающегося контролю наркотика.

Важность такой позиции состоит в том, что она альтернативна состоянию беспомощности и безнадежности, которые сами по себе являются благоприятными условиями для наркомании. Когда человек принимает на себя ответственность за собственную жизнь, у него повышается чувство собственной ценности, он начинает дорожить собой, избавляясь тем самым от разрушительного поведения.

Признавая свои потребности и предпринимая усилия для достижения собственных целей, человек осознает, что он вызван Богом из небытия и у него есть определенная цель, определенное предназначение в этой жизни, ведь реализация своего жизненного предназначения состоит из реальных и совершенно очевидных шагов. Постановка цели концентрирует душевные силы, задает приоритеты, рождает желание с Божьей помощью достигнуть их, создает направление и смысл жизни.

В работе по постановке долговременных целей зависимые люди нередко поначалу довольно неохотно планируют свое будущее. Причины могут быть самые разные. Одни сомневаются в способности добиться их выполнения и боятся потерпеть неудачу. Другие не хотят быть похожими на слишком "целеустремленных" людей", которых они встречали в жизни и которые казались им слишком холодными и расчетливыми. Третьи же не видят смысла в том, чтобы ставить перед собою какие-то цели, потому что не верят, что доживут до их выполнения.

Одним из самых кратких и одновременно многозначительных упражнений в работе с зависимым человеком в период, пока отношения не приобрели доверительности и глубины, может стать следующее.

Пастырь может предложить своему подопечному на листе начертить отрезок. Один его конец представляет рождение, а другой - смерть. И пусть эти концы он обозначит точками. А затем можно предложить поставить крестик на том месте, где человек, как он сам считает, находится сейчас.

И после этого, без комментариев, предложить минут пять поразмышлять над этим.
Преодолевая это неосознаваемое сопротивление к жизни, пастырю стоит быть достаточно настойчивым, ведь главное значение постановки цели состоит в том, чтобы человек почувствовал себя вовлеченным в жизнь и ощутил желание устремиться к реализации того, что имеет для него смысл, ведь жизнь уже приобретает смысл в силу стремления к конкретным целям, а не благодаря их конечному достижению.

Для этого уместно задать вопросы:
- Что в этой жизни важно для тебя?
- Что важного в достижении каждой конкретной цели?
- Какое значение для тебя будет иметь эта цель, когда ты ее достигнешь?

Важно, чтобы ставимые цели согласовывались с человеческими ценностями и с жизнью других людей.

Постановка цели - это ни что иное, как способ с Божией помощью направить свои душевные силы в нужном направлении. Цели могут меняться, что-то может добавиться, от чего-то со временем стоит отказаться.

Человек сам ответственен за то, чтобы осознать свои глубинные потребности и для их удовлетворения поставить перед собой разумные цели. Предпринимая шаги для достижения того, что имеет значение, человек тем самым наполняет свою жизнь смыслом.
Это и есть самый главный шаг к исцелению.


Уйти от проблемы или решить задачу?

Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь,
для него ни один ветер не будет попутным.

(Сенека).

Наркотическую зависимость удобнее рассматривать как задачу, которую необходимо решить. До тех пор, пока мы только "осознаём проблему", мы не можем достигнуть цели. Проблема всегда исходит из некоторых ограничений, тогда как решение - из возможностей. Именно поэтому фиксация на проблеме завершается провалом, в то время как ориентация на решение в одном случае - новым решением, в другом - выходом из проблемной ситуации. Все здесь очень просто. Трудно чего-то добиться, если мы идем от проблемы. Но можно достигнуть многого, если мы идем к решению.

Точно так же происходит в случае борьбы с любым другим грехом. Борьба с грехом ценна не сама по себе, а ради обретения единения с Господом. Гораздо легче достигнуть победы, если человек двигается, преодолевая грех на пути движения ко Христу, ради того, чтобы в нас были "те же чувствования, какие и во Христе Иисусе" (Фил. 2,5).

Если мы долго и целенаправленно осмысливаем и осознаем то, что в нас греховно, а не то, кем мы являемся ("Потемневшей от времени иконой, образом Бога, нуждающимся в очищении", по словам митр. Антония Сурожского) и чего бы мы хотели достичь в будущем, мы топчемся на месте. И здесь, как и в работе с зависимостями, уместен вопрос:

- А что ты хочешь вместо этого?
- А ради чего ты бы мог отказаться от этого?

Движение от греха ко Христу, как к конечной цели нашей жизни, помогает преодолевать препятствия, встречающиеся на пути.

Именно такой подход соответствует Богом устроенной природе человеческого мышления. Если мы попросим о чем-то НЕ думать, то скорее всего человек будет думать об этом и тут же запрещать себе это делать. Разум понимает команду "не думать оЕ" довольно линейно. Поэтому любая "борьба с грехом" так или иначе связывает человека в одну связку с мыслями о том или ином грехе, с которым необходимо бороться.

Однако многие люди убегают "от" чего-то для них нежелательного. Вам, безусловно, знакомо выражение "избавиться от проблем". Можно попросить кого-нибудь из присутствующих в компании друзей поделиться тем, чего они хотят достигнуть в жизни.

После того, как они подумают об этом, предложите им высказаться. Вы с удивлением заметите, что большинство людей скажут о том, чего они НЕ хотят.

Таким образом, можно убедиться в том, что людей, убегающих "от", (например, "я не хочу быть бедным", "я не хочу иметь скандальную жену", "я не хочу умереть от наркотиков или спида" и т.д.) намного больше, чем людей, которые умеют в жизни ставить цели и делать шаги для их достижения. Именно люди, которые не хотят жить в бедности, не хотят иметь скандальную жену, не хотят зависеть от наркотиков, как правило, в своей жизни как раз с этим и сталкиваются, потому что они большее время думают о том, от чего хотят уйти.

Разговор о том, что лучше: "от" или "к", на первый взгляд покажется не очень существенным. Но на самом деле именно от правильного ответа на этот вопрос в значительной мере зависит конечный результат. Если человек приходит к врачу с просьбой избавить его от болезни, то можно лишь подразумевать или предполагать, что он хочет выздороветь Самолет, вылетевший с аэродрома и не знающий конечной точки своего маршрута, летит в никуда.

Если человек фокусируется на препятствиях на пути к цели, они непременно встретятся. (Одной женщине ее умирающая, горячо любящая бабушка говорила "Внученька! Если ты пойдешь по жизни с молотком, на твоем пути встретится достаточное количество гвоздей").

Если же человек ориентируется на радость победы, предвкушает ее плоды, он тем самым уже становится ближе к своей цели.

Добровольные жертвы постоянных тревог сами придумывает себе кошмары, которые затем сбываются с неизбежностью пророчества и подтверждают своим поведением собственные опасения ("Так я и знал", "А, что я говорил?!") Такие люди неуклонно добиваются успеха именно в том, чего не хотели.

Однако люди, которые добивались в жизни значительных положительных результатов в избавлении от наркозависимости, шли не от наркомании, а двигались к чему-то большему, ради чего стоило бросить употреблять наркотик.

Почему так важно именно движение к цели? Потому что наркотическая зависимость - это опыт значительной части жизни человека. Если мы поможем человеку избавиться ОТ наркотической зависимости, а на этом месте не окажется ничего другого, если эта пустота не будет ничем заполнена, то на человеке может исполниться предупреждение Христа:

"Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит, тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, и бывает для человека того последнее хуже первого" (Мф. 12, 43-45).

Для работы над заполнением пустоты, которая может возникнуть после освобождения от зависимости, можно задать следующие вопросы:

- Предположим, что однажды утром случилось чудо и проблема, мучившая тебя, исчезла. По каким признакам ты бы узнал об этом?
- Что изменилось бы в тебе и в твоем восприятии окружающего мира?
- Что заметили бы в тебе окружающие?
- Что бы тогда стало по-другому?

После того, как эти вопросы заданы, с интересом ждите ответа. Однако ждите активно, переспрашивая, уточняя:
- А это как?
- А что еще?
- И что это для тебя значит?

Очень важно, чтобы человек сам, без намеков на "правильные" ответы с вашей стороны, научился отвечать на эти вопросы. Если же священник намекает или подсказывает свой ответ, его подопечный с этим, возможно, согласится, но это не будет его решением, а взять ответственность возможно только за свои решения.

Исходя из вышеизложенного, уместным видится постоянное стремление перехода от обсуждения "проблемы" к разговору о том, чего же наркоман в действительности хочет. (Нам видятся не очень перспективными подходы некоторых психологических школ, утверждающих необходимость постоянного возвращения в собственное прошлое для "отреагирования" и "катарсиса".

Более православным подходом нам видится покаяние пред Богом и полное доверие Его всепрощающему милосердию: "Я буду милостив к неправдам их, и грехов их и беззаконий их не воспомяну более" (Евр. 8, 12). Если Сам Бог обещает раскаявшемуся не вспоминать прошлых грехов, то зачем же нам снова возвращать человека к тому, что прощено и забыто Самим Богом?).


Как скоро ты станешь равнодушным к наркотикам?

Немаловажной частью работы с наркоманом является момент взятия им ответственности за временнЫе рамки своего выздоровления. Для этого его можно спросить:

- Как скоро ты планируешь стать полностью здоровым от последствий своей зависимости?
- Через какой срок ты намерен почувствовать эффективность нашей совместной работы и что будет первым признаком того, что наша работа успешна?
- Что ты при этом увидишь, услышишь, почувствуешь, когда сможешь себе с уверенностью сказать, что получил то, ради чего обратился за помощью ко мне?

На самом деле, как правило, внутренние изменения наступают гораздо раньше срока, если человек называет срок, за который готов взять ответственность. Ответив самому себе на эти вопросы, наркоман уже начинает изменять свое поведение и отношение, но иногда сразу этого не замечает.

Еще один уместный вопрос:
- Что ты будешь чувствовать, как ты будешь воспринимать себя, как будешь смотреть на мир и людей, когда достигнешь своей цели - исцеления и выздоровления?
- Что ты тогда скажешь самому себе?

На это стоит обратить внимание: что человек себе скажет, когда он поймет, что достиг своей цели. Что для него будет критерием достижения результата? И еще три вопроса:
- Как оценишь достигнутый результат?
- Изменится ли что-нибудь в твоем отношении к себе?
- Изменится ли что-нибудь в твоих отношениях с Богом?


Как правильно поставить цель.

Если человек, имеющий зависимость, хочет достичь цели, то сформулировать ее нужно грамотно. В такой формулировке должно быть пять условий.

Прежде всего: цель должна быть сформулирована положительно.
Зависимый человек должен поставить цель: к чему он движется, а не от чего он хочет уйти. Т.е. он должен стремиться овладеть наукой принятия новых решений, а не умением убегать от старых проблем.

Обычно сознательное внимание людей сконцентрировано вокруг проблемы. Как работает сознание человека, который хочет бросить курить? У него периодически возникает желание покурить. Затем он запрещает себе, вытесняет, "борется" с этим желанием. Через некоторое время подавленное желание курить действует с новой интенсивностью, будучи усилено запрещением. Порочный круг "Проблема - нет Проблемы - Проблема" управляет сознанием.

Дело в том, что отрицание, частица "не" существует в языке, но не в опыте человека.
- Две минуты не думайте об утке, которая крякает в углу!", - попробуйте не думать, ровно две минуты!
- Представьте себе не розового слона!
Человеческий разум сосредотачивается на том, что упомянуто. Например, родители говорят ребенку:
- Не проливай молоко.
Что происходит после этого?
Представьте, как это: "Кошка не гонится за собакой".

К сожалению, многие родители, не осознавая этого, специально тренируют своих детей, чтобы они думали в отрицательных категориях. "Не упади!", - сознание начинает формировать ситуацию падения.
"Не шуми!", "Не дерись!", "Не чешись" (Повторяющаяся реплика одной мамы в адрес дочери, страдающей кожным заболеванием. Девочка, вспоминая, что же она не должна делать, начинает, разумеется, еще больше чесаться). Таких примеров можно привести множество.

Для того, чтобы выйти из этого порочного круга, необходимо сориентировать человека не на "борьбу с проблемой", а помочь ему определить и поставить цели, более значимые, чем то, что создает проблему. Для этого можно задать следующие вопросы:

- Знаешь, а вот мне интересно, а что если чудо произойдет? Что изменится, если, например, начиная с послезавтра, в твоей жизни появится что-то настолько значимое и важное, что у тебя совершенно не останется времени на то, чтобы вспомнить о твоей зависимости и том, что ее запускает? Что бы это могло быть? Ты просыпаешься утром, а проблемы нет. Тогда что бы ты делал по-другому?

Это очень важный вопрос, потому что он вырывает людей из их порочного круга, позволяет им, по крайней мере, подумать:
- А какое могло бы быть решение?
Здесь обычно происходит какая-то вспышка, рождается новое представление.

Второе - необходимо, чтобы человек осознавал, что достижение цели зависит только от него и чтобы человек был готов использовать все возможности для достижения результата.

От формулировки зависит очень и очень многое. Язык в значительной мере формирует наш внутренний мир. Обычно люди, которые не могут добиться собственных целей, обвиняют при этом других людей или обстоятельства:

- Ну, проблема вне меня, проблема в экономике. Я не могу получить работы из-зa того, что в стране безработица, разрушена экономика, всю власть в стране захватили негодяи. Ну потом и родители у меня не как у нормальных людей... Ну как тут не пить (или не колоться)?

Как только человек говорит: "Не могу это сделать по причине, лежащей вне меня", то он сам себя обрекает на неудачу.
Человек должен знать, чего он хочет. И должен начать формулировать план, как он может это получить.

Многие люди говорят:
- У меня проблема - мой муж, он меня все время раздражает.
Или:
- Когда у моей жены такой голос, то мне просто хочет выпить.
Для каждого из них проблема - это его близкие. Или же он говорит, что проблема в его друзьях:
- Если я прекращу пить, то потеряю всех друзей.

Если человек говорит о том, что разрешение его проблемы находится вне его, он автоматически превращается в жалобщика.
Нередко человек говорит о наркотике так, будто наркотик "контролирует" его, как будто наркотик - это какое-то самостоятельное существо. В таком случае ему будет сложно освободиться от зависимости. Сложность увеличивается еще и от того, что его врачи, родственники и даже священник начинают разделять эту точку зрения.

Итак, чтобы получить результат, люди должны идти по направлению к тому, чего они хотят, и иметь хоть какие-то идеи относительно того, какие шаги предпринять в самом начале пути.

Третье: чтобы получить результат, представление человека о том, чего он хочет, должно быть очень конкретным, чтобы его можно было достаточно точно описать.

Большинство людей довольно туманно представляют себе то, чего они хотят.
- Я хочу себя чувствовать счастливым.
- Ну, хочу чего-нибудь интересное делать.

Если человек хочет чего-то расплывчатого, например, "чувствовать себя лучше", то как он узнает, что достиг этой цели? В хорошо сформулированном результате должны быть конкретные, измеримые шаги. Он должен знать, как это состояние будет ощущаться, как его результат будет выглядеть, как будет звучать его результат. Чем более конкретна и детальна наша цель, и шаги к ней, тем лучше. Только в этом случае человек сможет начать двигаться именно к ней.

В нашем случае наркоман должен увидеть, как будет выглядеть его выздоровление, что он будет чувствовать, какие звуки будут окружать его, обретшего ПОЛНОЦЕННУЮ ЖИЗНЬ.

Как только у человека появляется отчетливый образ себя, уже освободившегося от наркотической зависимости, как только он четко представит и почувствует, как он будет выглядеть, достигнув поставленной цели, желание делать реальные шаги для изменения необыкновенно усиливается.

Когда наркоман действительно вовлекается в решение вопроса через конкретное внутреннее видение будущего, его сознание начинает активно работать. Оно открывается навстречу новым возможностям.

Четвертое: нужно определить контекст, ответить на вопрос: где, когда, с кем он хочет осуществить поставленную цель?

Когда я работаю с человеком над постановкой цели, в этом месте я прошу его назвать конкретные сроки, когда эта цель будет достигнута. Я говорю обычно:
- Как тебе кажется, сколько времени тебе понадобится для того, чтобы достигнуть этого результата?
Время, которое наркоман называет, и является тем временем, за которое он предполагает достигнуть своей цели.

Еще маленький нюанс. Попросите его оценить по пятибалльной системе, насколько уверенно он произнес время (срок) достижения своей цели. Если это 4 и ниже, уточните, что мешает произнести на 5, и попросите произнести еще раз.

Пятое: результат должен быть уместным.
Что означает "уместным" в рассматриваемом контексте? Уместность - это связь результата с другими ценностями, с представлениями человека о смысле жизни, с другими людьми.

Обычно люди употребляют наркотики, разрушающие здоровье, потому что у них нет ощущения связанности с Богом, с другими людьми, с обществом, в котором они живут, со своей профессией, с работой, которая приносит удовлетворение, потому что у них нет осознания собственных ценностей. Для выхода из зависимости необходимо восстановить эту взаимосвязь, необходимо вновь воссоединить человека с окружающим его миром.

В таком случае уместно спросить:
- Как достижение поставленной цели изменит твои отношения:
· с Богом...
· с близкими людьми...
· с твоей профессией...
· с твоей жизнью...
· с тем, что тебе дорого в этом мире.

Очень важно обеспечить привязку желаемого результата к будущему, задав следующий вопрос:
- Ты можешь представить, как ты будешь вести себя трезвым - через месяц, через два, через полгода, через год?

Еще раз кратко напомним условия хорошо сформулированной цели:

1. Цель должна быть сформулирована положительно, "чего я хочу достигнуть", а не "чего я не хочу". Здесь стоит обратить внимание на наличие отрицание без частицы "не", например, "избежать...", "избавиться от...", "без...".

2. Достижение цели должно зависеть лично от человека, или, по крайней мере, человек должен сказать о своей части ответственности за достижение. Например, цель - "устроиться на работу". Поскольку достижение цели зависит и от работодателя, уместный вопрос: "Что конкретно сделаешь ты для того, чтобы устроиться на работу?"

3. У цели есть сенсорные критерии очевидности, т.е. можно совершенно очевидно заметить, что цель достигнута. Если же эти сенсорные, т.е. внешне наблюдаемые, критерии выявить невозможно, то, скорее всего, речь идет не о цели, а о ценности. Например, "семья" - это ценность, а "создание семьи" - это цель; "интересная работа" - это ценность, а "устройство на работу" - это цель, и т.д.

4. Для цели должен быть выбран соответствующий контекст: где, когда и с кем вы хотите реализовывать достигнутую цель. Например: "Я хочу научиться всегда принимать самостоятельные решения". Уместен вопрос: "Есть ли ситуации, когда (или - в которых) этот навык будет неуместным?"

5. Цель должна быть уместной, т.е. учитывающей ценности других людей и не вступающей в конфликт с другими ценностями самого человека.


Приемы и методы постановки цели "от проблемы - к решению".

В практической работе нам, возможно, придется встретиться с людьми, которых достаточно трудно направить из проблемного состояния к решению. И здесь пастырю на помощь приходит умение правильно поставить вопрос. Некоторые люди считают, что мышление само по себе - ни что иное, как процесс постановки вопросов и поиск ответов на них.

Если человек хочет что-то изменить в своей жизни, он должен изменить привычные для него вопросы так, чтобы они направляли его внимание, образ мышления и душевное состояние в необходимом направлении. Ставить вопросы относительно человеческих ограничений и возможностей - все равно, что сокрушать стены.

Хороший ответ получает тот человек, который задает хороший вопрос. Разница между людьми, которые научились решать свои жизненные проблемы и теми, кто еще не научился этому, состоит в том, что первые умеют задавать себе такие вопросы, которые актуализируют поиск решения, в то время как вторые задают вопросы, ассоциирующие человека с проблемным состоянием.

Если человек задает сам себе вопросы, наподобие "Какая от этого польза?", "Зачем пытаться, все равно ничего не выйдет?", "За что мне такое наказание?", "Почему мне никак не удается это?", разум, поставленный ему в услужение, обязательно найдет какой-нибудь ответ. Самые вероятные ответы на эти вопросы, возможно, будут звучать так: "Никакой!", "Действительно, попытки ни к чему не приведут", "За то и за это", "Потому что ты этого не достоин".

Люди, которые достигали результатов в самых, казалось бы, безнадежных случаях, задавали себе вопросы, побуждающие обучаться и действовать:

- Какую пользу я могу из этого извлечь?
- Чему я научился из этого?
- Как я могу достигнуть своей цели при сложившихся обстоятельствах?
- Ради чего мне стоит преодолеть возникшее затруднение?
- Что мне необходимо для того, чтобы выйти из сложившейся ситуации?
- Какие еще вопросы мне необходимо задать себе, чтобы достигнуть своей цели?

Итак, достижение результатов в любой области человеческой жизни во многом зависит от качества вопросов, которые человек перед собой ставит. И если он слишком ассоциирован с переживаемой проблемой, давайте пойдем ему навстречу, зададим такие вопросы, которые помогут ему построить путь от проблемы - к решению.

- Определи свою проблему. Какую проблему или состояние ты хотел бы изменить?
- Моя проблема заключается в том, что я...
- Исходя из формулировки проблемы, определи свою цель: Что ты хочешь прекратить или чего избежать?
- Я хочу прекратить...
- Что противоположно проблемному состоянию? Что я хочу ВМЕСТО этого?
- Взамен этого, я хочу...

- Кто уже достигал состояния, или результата, сходного с желаемым мною?
- Я хочу действовать (или быть) как...
- Какие важные принципы или ценности ты хотел бы воплотить в желаемом состоянии? (Например: "Я хотел бы воплотить доброту, любовь к людям и благодарность").
- Я бы хотел воплотить...
- Какие качества, связанные с желаемым состоянием, у меня уже есть, и какие из них я хочу развить больше?
- Я хочу быть более...

- Если бы у меня уже было желаемое состояние, что бы я делал или что бы я сделал еще?
- Если бы я уже достиг своего желаемого состояния, я бы...

После того, как цель определена, важно еще раз проверить, насколько грамотно она сформулирована.

Составление таблицы целей.


И здесь мы можем предложить человеку составить список десяти важных для него жизненных целей, расположив их в иерархическом порядке, т.е. по степени значимости. Пастырь может помочь человеку провести каждую цель по пяти вышеперечисленным пунктам.

Возможно, одной из целей будет "выздоровление" или "исцелиться", "стать свободным". Пожалуйста, вспомните о необходимости уточнения критериев достижения этой цели: "Как ты наверняка узнаешь, что освободился от зависимости?"

Таблица жизненных целей.

Мои жизненные цели
1  
2  
3  
4  
5  
6  
7  
8  
9  
10  

Далее мы предлагаем человеку перепроверить иерархию целей методом исключения, начиная снизу таблицы. Например, если на 5-м месте у человека стоит "создание семьи", а на 6-м - "устройство на хорошую работу", можно спросить его: "Ты устроишься на хорошую работу, но не создашь семью - или создашь семью, но не устроишься на хорошую работу... что для тебя важнее?". И если после такой перепроверки человек говорит, что "устройство на работу" для него важнее, мы предлагаем ему поменять местами эти цели в таблице.

Итак, мы помогли человеку сформулировать цели. Внимательно следите, чтобы это были его жизненные цели, а не его родителей и близких, и, разумеется, не цели самого пастыря.


Что необходимо?

После выяснения ответов на вопросы о жизненных целях, пастырю необходимо помочь в поиске того, что необходимо для достижения целей. И здесь пастырь может задать такие вопросы:

- Какие навыки и способности для достижения твоих целей уже есть у тебя?
- Что ты уже умеешь делать качественно и успешно?
- На какой прошлый опыт достижения целей ты можешь опереться в будущем?
- Встречал ли ты людей, которые достигали собственных целей? Кто это? Каким образом они осуществляли это?

- Чья помощь понадобится для достижения твоих целей и в какой конкретно форме и объеме?
- Чего тебе еще не хватает для достижения твоих целей?
- Какие конкретные шаги на моем месте ты посоветовал бы сделать человеку, обратившемуся за помощью в подобной ситуации?


Поиск ценностей.

Следующим шагом в создании мотивации к исцелению может стать выявление жизненных ценностей человека.

Когда люди утрачивают возможность реализации своих ценностей, они одновременно теряют и смысл существования. Для психологически незрелого человека это наиболее опасный период - воронка наркотика может легко затянуть его именно в этот момент. Люди, не осознавшие или не обретшие своих ценностей, могут сидеть часами перед телевизором, переключать каналы, надеясь найти что-нибудь интересное, развлекательное. Со временем они обнаруживают, что движутся по жизни как бы на автопилоте и удивляются, куда ушло время.

Среди пожилых людей нередко можно найти настоящих ценителей жизни, людей, устремленных к вечным ценностям. Спросите у них, что они считают действительно важным. Ни один из них не скажет: "Как жаль, что я так мало сидела возле телевизора" или, например, "Мне следовало бы проводить больше времени в состоянии беспокойства о чем-нибудь". Чаще всего они говорят о важности отношений с Богом, семьей, друзьями, о любимой работе, о том, что человек должен оставить после себя на земле какую-то память.

С уважением эти люди вспоминают о тех навыках и сложных жизненных ситуациях, благодаря которым они научились чему-то новому. Если пожилые люди о чем-то и сожалеют, то, как правило, не о том, что было сделано, а о том, чего сделать не удалось. Чаще всего они будут говорить, что слишком часто позволяли времени утекать сквозь пальцы.

Именно в среднем возрасте приходит осознание того, что во многом время было растрачено по мелочам. Такой вывод людей старшего поколения может послужить уроком и помочь молодым сделать достойный выбор.

Ценности тесно связаны с жизненными целями и, может быть, этому стоило посвятить отдельную книгу.

Если мы не живем в соответствии с нашими ценностями, если мы не воплощаем их в жизни, мы начинаем испытывать разочарование, пустоту и никчемность бытия, даже в том случае, когда находимся, казалось бы, на вершине жизненного успеха.

Ценности являются мерилом того смысла, который несет в себе жизнь для каждого из нас. Все наши цели, достижения и желания являются средствами, просто средствами для претворения в жизнь наших ценностей.

Предложите человеку написать десять важных для него ценностей, также расположив их в иерархическом порядке, т.е. по степени значимости.
Почему это важно? Можно поставить какие угодно цели, но если они вступают в конфликт с нашими ценностями и убеждениями, возникает внутреннее противоречие, мы теряем чувство цельности. Если человек достигает поставленной цели, поступившись своими убеждениями - внутренний конфликт неизбежен.

Зачем нужна шкала ценностей? Чтобы выявить наши глубоко личные убеждения о том, что - хорошо, а что - плохо, что для нас самое важное, а что - второстепенное.

Например, у человека может возникнуть проблема с устройством на высокооплачиваемую работу, если ему с детства внушали, что деньги - зло, и что только безнравственные люди могут зарабатывать много денег. И здесь разрешить конфликт невозможно, если не вывести его с уровня эмоциональной памяти на уровень осознания и сознательно решить, что для него важнее: устройство на работу или верность семейной традиции, в которой считалось, что деньги - это зло.

Человеческие ценности, их иерархия могут меняться в зависимости от того, как изменяются наши убеждения, наши цели, наше осознание самих себя, насколько мы выросли духовно.

Многие наши ценности неосознаваемы. Поэтому нередко люди не могут объяснить, что они делают, они просто чувствуют, что нужно поступить именно так. Нередко люди с подозрением и недоброжелательностью относятся к тем, чьи ценности отличны от их собственных. Большинство конфликтов по сути дела является конфликтом ценностей.

У каждого человека существует своя, индивидуальная шкала ценностей. Для одних "честность" выше "дружбы", и поэтому, если в отношениях допущена ложь, дружба - врозь, а для других - наоборот, они считают, что можно сказать неправду, чтобы не расстроить друга.

Довольно непросто достигнуть внутреннего мира, если не сверяться с собственной шкалой ценностей. Большинство людей не знакомы с собственной иерархией ценностей. Более того, у многих людей существуют конфликтующие ценности. И первый шаг к пониманию себя - выявить их и выстроить их иерархию.

Важно, чтобы пастырь, который проделывает эту работу, не навязывал собственные ценности, а помог человеку найти свои и построить иерархию этих ценностей. Безусловно, он может рассказать своему подопечному о своих ценностях, но это - тема отдельного разговора.

Таблица Ценностей.

Мои ценности
1  
2  
3  
4  
5  
6  
7  
8  
9  
10  



Далее мы предлагаем человеку перепроверить иерархию ценностей методом исключения, начиная снизу таблицы. Например, если на 7-м месте у человека стоит "чувствовать поддержку" а на 8-м - "испытывать радость жизни", можно спросить его: "Если ты будешь чувствовать поддержку, но не будешь испытывать радости жизни - или будешь испытывать радости жизни, но не будешь чувствовать поддержку: что для тебя важнее?"

И если после такой перепроверки человек говорит, что "испытывать радости жизни" для него важнее, мы предлагаем ему поменять местами эти ценности в таблице.

Иногда люди теряются, не могут сразу сказать о своих ценностях. Им можно помочь, задавая вопросы:
- Что для тебя важно в твоих взаимоотношениях с Богом?
- Что для тебя важно в твоих взаимоотношениях с другими людьми?
- Что для тебя важно в твоей жизни, в твоем отношении к самому себе?

Составление таблицы целей и ценностей.

Следующий этап: мы предлагаем заполнить сводную таблицу целей и ценностей. И здесь важно будет обратить внимание на заполнение колонки: "Какие ценности будут поддерживать достижение этой цели".

Таблица целей и ценностей.

Мои цели Какие ценности будут поддерживать достижение этой цели Мои ценности
1   1
2   2
3   3
4   4
5   5
6   6
7   7
8   8
9   9
10   10



После того, как человек осознает, что для достижения его жизненных целей у него уже есть значительное количество поддерживающих ценностей, он, как правило, испытывает чувство воодушевления от открывающихся возможностей, его желание двигаться в свое собственное будущее возрастает во много раз.

Работа с линией жизни.

На следующем этапе мы предлагаем человеку нарисовать свою линию жизни. Пусть эта линия выглядит как вектор, начальная точка которого - сегодняшний день.

Далее человек ответственно обозначает на этой линии даты реализации своих жизненных целей. Некоторые цели будут обозначены точками, например "переезд на новую квартиру", а некоторые - линиями, например "получение высшего образования".

Некоторые цели будут реализованы последовательно, а некоторые - "внахлест", т.е. на протяженности одной цели будет расположено начало следующей.
Дайте на эту работу достаточное количество времени.

В конце попросите человека, который выполнил эту работу, рассказать о значимости для него дальнейшей жизни полученного опыта.









Поиск информации на сайте

Rambler



Rambler's Top100





Рассылки@Mail.ru
Физическое и психическое развитие ребенка




Архив номеров и
условия подписки на журнал.


Яндекс цитирования







Google Groups Детская психология
Просмотр архивов на groups.google.ru